S-p.su

Антикризисные новости
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Что будет с деньгами в россии

Крах рубля: Доллар за 100, пустые полки и конец «путинской стабилизации»

Россия как была, так и осталась «страной-бензоколонкой»

Днем в понедельник рубль начал понемногу отыгрывать позиции после резкого обрушения утром 9 марта. Об этом сообщили РИА «Новости» со ссылкой на данные рынка Forex. По данным на 12.20 мск, курс доллара составил уже не 75 рублей, а 74,05. Курс евро опустился до 84,27 рубля с 86-ти.

Напомним, падение рубля произошло после рекордного с 1991 года обрушения цены на нефть, спровоцированное, в свою очередь, выходом России из сделки ОПЕК+. В ответ Саудовская Аравия объявила о начале наращивания добычи.

Что теперь? Во вторник, когда откроются биржи, нас ждет новый обвал? Доллар за 100 рублей? Полный крах экономики и хваленой путинской стабильности? И это накануне голосования по поправкам в Конституцию, назначенным на 22 апреля?

Какую игру задумала Россия? Почему она отказалась от сделки, зная, что это грозит обвалом цен?

— Сделка выглядела неадекватной, — уверен замгендиректора Института национальной энергетики Александр Фролов.

— Сокращение на 1,5 млн. баррелей в стуки в рамках ОПЕК+, с одной стороны, лишь отсрочило бы решение существующих на рынке проблем, а с другой — обеспечило бы излишнюю поддержку слабым игрокам. Притом что слабые игроки с октября 2018 года являются главным источником проблем.

«СП»: А какую игру ведёт Саудовская Аравия? Чего хотят добиться они?

— Чтобы Россия села за стол переговоров и согласилась на сокращение добычи. Но при этом средства, которыми сейчас пытается пользоваться Эр-Рияд, то есть угроза нарастить собственную добычу, не соответствует их задачам (максимизации прибыли от реализации нефти).

«СП»: Чего ждать рублю?

— Скорее всего, произойдёт кратковременный обвал. Но падение цен на нефть, которое мы видим сегодня, обусловлено не фундаментальными факторами, а информационным фоном. Поэтому необходимо следить за объективными данными, чтобы делать обоснованные выводы, а таковых сейчас просто нет. Только взаимные угрозы, полунамёки и громкие комментарии в СМИ.

«СП»: Всё же нам с нефтяной иглы слезть не удалось? Или же нынешняя ситуация даёт определённые новые возможности?

— Это отдельный большой разговор. Но скажем так, развитие нефтепереработки, произошедшее за последние десять лет, обеспечивает достаточную устойчивость в рамках текущих условий — как по снижению зависимости от внешних поставщиков, так и по расширению возможностей экспорта.

— Не уверен, что у России есть какой-то осмысленный план, — говорит экономист, редактор телеграм-канала Politeconomics Хазби Будунов.

— Скорее речь, о неожиданном провале дипломатии. А может быть, саудиты надавали. Силуанов в конце февраля называл сценарий «нефть за $ 30» фантазией. Такое впечатление, что российские чиновники занимаются самообманом.

«СП»: А чего хотят саудиты?

— Цель саудитов довольно проста — ограничить добычу, чтобы сдержать цены. Падение спроса в Китае создало большие проблемы для нефтяного рынка, поэтому было бы разумно ограничить добычу, как это было сделано в 2015 году.

«СП»: Что будет теперь с рублем? Ждёт ли нас 10 марта «чёрный вторник», когда откроются биржи?

— Рубль уже рухнул на международных торгах, доказав сильную энергозависимость. Нет сомнения, что российский рынок завтра откроется падением. Банк России уже поспешил на помощь рублю, сообщив о приостановке покупки валюты в рамках бюджетного правила.

«СП»: А что теперь будет с нашей экономикой?

— Наша экономика стагнирует уже несколько лет, любое резкое событие легко может скатить страну в рецессию, если власти будут бездействовать. По официальным данным Росстата, грузооборот падает с весны прошлого года. «Железка» давно шлет Кремлю и правительству крайне тревожные сигналы.

Можно сказать, что периодические кризисы стали нашей стабильностью. Монетарной помощи ЦБ (повышение ставки, приостановка покупки валюты), скорее всего, будет недостаточно. Необходима масштабная фискальная политика.

Паника среди граждан — обычное явление, думаю, тут ничего необычного не будет.

«СП»: Как долго, по-вашему, это может продлиться? Как глубоко мы можем упасть?

— Учитывая то, что никто не прогнозировал падение нефти до 32 долл., страны-участницы ОПЕК+, скорее всего, пожелают срочно вернуться за стол переговоров. Такая низкая цена уже нерентабельна для большинства стран. Думаю, рынки некоторое время будут сохранять высокую волатильность, реагируя на различные сигналы.

Существует вероятность рецессии уже в этом году — нулевой или отрицательный рост.

Увы, мы не избавились от нефтяного проклятия. И вообще от других сырьевых товаров. Зависимость от сырья даже увеличилась за последние годы. Для качественного изменения экономики необходима государственная программа развития, предполагающая развитие внутреннего рынка. Пока мы видим только экспортно-сырьевое лобби во власти, которому невыгодно промышленное развитие страны.

— Давно говорилось: ставка российского руководства на нефть и газ до добра не доведет, — продолжает разговор директор института ЕАЭС Владимир Лепехин.

— В свое время я лично делал несколько экономических докладов на тему о том, что экспорт сырья — это не совсем экономика. Это чистая торговля, которая приносит стране и владельцам сырьевых активов рентный доход, но не создает добавленной стоимости в масштабах страны.

Эта проблема не была осознана в СССР, не осознается она и в новой России, хотя тут удивляться не приходится. У власти в нашей стране находятся как раз-таки эти самые сырьевые кланы, для которых рентный доход — все, а развитие производящей экономики — ничто.

Тягаться с Саудовской Аравией на нефтяных рынках может только глупец (я не Путина сейчас имею в виду, а всю эту торгово-углеводородную ораву, которая столкнула в бездну СССР, а сегодня толкает туда же и Россию). У КСА совсем другая структура расходов, другой уровень себестоимости добычи, другая поддержка на внешних рынках и прочее, и они могут себе позволить гнать на экспорт дешевую нефть. Россия же находится в экстремальных условиях и конкурирует на мировых углеводородных рынках только благодаря сверх эксплуатации собственного населения.

«СП»: Ждёт ли нас новый обвал рубля, когда откроются биржи? Можем ли мы пробить дно, и есть ли это дно?

— Дна у той пропасти, в которую катится Россия, нет. Весь экономический рост в нашей стране, каким бы он ни был, примерно каждые 10 лет схлопывается мировым финансовым кризисом, при котором Запад решает свои проблемы за счет таких стран, как Россия. Наша страна — сырьевая колония. Вот почему при любых падениях мировых цен на сырье рубль будет автоматически обесцениваться.

«СП»: Что будет с нашей экономикой, ценами? Сейчас опять побегут сметать из магазинов холодильники, стиральные машины, смартфоны, как было в декабре 2015 года?

— Люди никуда не побегут, ибо лишних денег на руках у большинства населения уже нет: все уходит на продукты питания, штрафы и оплату ЖКХ. Люди могут только отказываться от каких-то статей потребления. От покупки автомашин, от ипотек, от рождения детей и прочее. Скорее, в текущем году начнет падать еще ниже стоимость жилья на вторичном рынке, ибо резко повысится количество предложений о продаже квартир и их обмене на меньшие по площади.

«СП»: Выходит, хваленой стабильности «кирдык»? А как же подушка безопасности? Все граждане, кто верил курсу власти, храня сбережения в рублях, оказались в дураках?

— Почему это только сейчас — «кирдык»? Россия в последние 30 лет стабильно гниет и разлагается — при всем пускании гламурной пыли в глаза людям в местах сосредоточения олигархических денег, то есть в Москве и Санкт-Петербурге. Власти верят в основном те, кто не видит ничего, кроме этой самой гламурной пыли. Именно они квакают на ТВ в поддержку «пенсионной реформы».

Кстати, именно пенсионное обеспечение в случаях, когда падает рубль и стагнирует экономика, является основной «подушкой безопасности», а вовсе не кудринские фонды. В условиях растущих безработицы и цен, падающих зарплат подчас только пенсии поддерживают на плаву большинство семей, в особенности — в регионах и на селе. Сейчас эта «подушка безопасности» существенно ослабла — и можно только гадать, как будет выворачиваться население страны, чтобы прокормить своих детей.

«СП»: Перенесет ли Путин с учетом всего этого голосование? Ведь понятно, что когда произойдет очередная девальвация, людям будет не до поправок…

— Голосование по поправкам в Конституцию перенесено не будет. Когда все знают заранее его результат, никакой катаклизм не приведет к отмене запланированной акции.

«СП»: Путин на днях сравнивал застой со стабилизацией. В этой связи стабилизация по-путински выглядит как-то не очень, согласитесь. За месяц все может рухнуть, потому что нет под этой стабилизацией прочной экономической основы. Как была «экономика трубы», как была страна-бензоколонка, так и осталась. Может, хоть нынешний обвал поможет, как санкции помогли ускорить импортозамещение? Может, наверху, наконец, поймут необходимость создания суверенной экономики?

Читать еще:  Как делаются деньги

— Давайте забудем всю чушь, которую несут сегодня чиновники про стабилизацию. Не они сегодня определяют экономическую политику РФ, а МВФ.

Выход из ситуации стабильного крындеца давно известен, он стар, как мир. Для этого нужно ввести в страну в режим пронациональной модернизации. Как это сделал Сталин в 30-е годы 20 века. А если не нравится Сталин, пожалуйста: в тот же период это сделал Рузвельт в США, в 50-е годы — Аденауэр в Германии, затем — Чай Канши на Тайване, Пак Чжон Хи в Южной Корее, Ли Куан Ю в Сингапуре и многие другие политики.

Наши же «стратеги», увы, через 30 лет колонизации некогда великой державы смогли додуматься только до того, чтобы внести в Конституцию консервативные поправки. Опора на традиционные ценности — это заведомо лучше, чем жевать «либеральные реформы», однако продуктивно только в том случае, если они сочетаются со стратегией развития, а не стагнации.

Вот это, собственно, и есть главная претензия к главе государства со стороны понимающих людей — наш президент все время «стабилизирует» страну в угоду правящему классу, в то время как ее нужно развивать в интересах большинства граждан страны и с опорой на народные массы.

«Тяжелее, чем в 90-е». Эксперты объяснили, что будет с рублём, нефтью и россиянами

Цена барреля нефти Brent в 2020 году будет колебаться вокруг $32–35, а страну ждёт дефицит бюджета. Таков наиболее вероятный сценарий развития кризиса в России, сказал «Секрету фирмы» руководитель лаборатории анализа институтов и финансовых рынков РАНХиГС Александр Абрамов. С ним согласны другие эксперты — и предупреждают о вероятных проблемах.

Можно ли давать точные прогнозы

Падение котировок нефти — результат влияния коронавируса и ценовой войны стран — экспортёров нефти. Оба фактора невозможно прогнозировать, подчёркивает Александр Абрамов.

При оптимистичном сценарии пик борьбы с пандемией в мире может быть пройден через два месяца. По пессимистичному сценарию сложная ситуация затянется до конца года, говорит Абрамов. Он отметил, что коронавирус сильно бьёт по сфере услуг, которая сегодня даёт около 55% ВВП.

Ситуацию на нефтяном рынке прогнозировать ещё сложнее: страны ОПЕК и Россия могут вскоре вернуться за стол переговоров и с той же вероятностью сделают ставку на жёсткую конкуренцию по цене за рынки сбыта без каких-либо договорённостей, подчёркивает учёный.

Хватит ли России денег

При низких ценах на нефть не исключён умеренный дефицит российского бюджета. Но стабильность (сохранность вкладов, выплата пенсий и зарплат, сохранение рабочих мест) сохранится, предполагает Александр Абрамов.

Российский бюджет на 40% зависит от нефтегазовых доходов. Например, в 2019 году отрасль принесла казне почти 8 из 20 трлн рублей. Источник: данные Минфина РФ.

Что будет с ценами

По оценке Абрамова, при курсе 70–75 рублей за доллар уровень инфляции повысится, но не критично (сейчас официальный уровень инфляции составляет 2,3%).

При ослаблении национальной валюты самым простым решением для Банка России было бы резко повысить ключевую ставку (при девальвации рубля в 2014 году регулятор повысил её сразу на 6,5%, до 17%; сейчас она составляет 6%). «Но сейчас Банк России вряд ли готов к такому решению по ставке, — говорит Александр Абрамов. — Потому что это свело бы к нулю все усилия правительства по поддержанию экономического роста за счёт инвестиций».

Как Россия пошла по рискованному китайскому сценарию

Правительство РФ уже несколько лет пытается стимулировать экономический рост не за счёт потребительского спроса, а благодаря государственным инвестициям, отметил Абрамов. Сейчас у властей есть резервы на то, чтобы попытаться этими деньгами противостоять рецессии.

Тот кризис Китай прошёл с меньшими последствиями, чем большинство других стран. Так, в 2007 году ВВП Китая увеличился на 14,2%, в 2008 году — на 9,6%, а в 2009 году — на 9,2%. Для сравнения: ВВП России за кризисный год сократился почти на 11%.

Китай добился таких результатов благодаря мягкой денежно-кредитной политике. Но она привела к росту токсичных активов (то есть тех, которые невозможно продать по рыночной цене) в банковской системе и в теневом банкинге. В последующие годы это провоцировало постоянные потрясения на финансовом рынке Китая, и до сих пор в этой стране сохраняется высокий уровень внутренней задолженности. «Кредитовать компании в условиях резкого ухудшения их условий финансовой деятельности во время кризиса считается очень рискованной практикой», — резюмирует представитель РАНХиГС.

«И здесь возникает важный вызов: продолжится ли рост государственных инвестиций или всё же правительство изменит свои планы, перейдя к «эшелонированной обороне», не форсируя рост инвестиций и выдачи банковских кредитов бизнесу? — говорит Абрамов. — Такой дилеммы раньше (в кризисы 1998, 2008 и 2014 годов) не было».

Какие ещё прогнозы дают эксперты

Получить кредит станет сложнее

Доходы значительной части населения снизятся, и всё больше людей будут должны банкам, заявили в рейтинговом агентстве «Эксперт РА». Их исследование показало, что банкам стоит ждать увеличения проблемных клиентов даже в самых защищённых сегментах — ипотеке и автокредитовании.

Банки отреагируют на эту тенденцию тем, что будут выдавать меньше кредитов. Это продлится до тех пор, пока ситуация не стабилизируется, предполагают аналитики.

Россия «проест заначку», и бедных станет больше

При текущей цене на нефть в $35 за баррель и среднегодовом курсе в 72 рубля за доллар федеральный бюджет будет ежегодно терять около 3 трлн рублей, подсчитал глава Счётной палаты РФ Алексей Кудрин. При таком сценарии дефицит казны по итогам года составит чуть меньше 2% ВВП.

Напомним: российский бюджет свёрстан из расчёта цены на нефть в $42,6 за баррель. Когда цена была выше этой отметки, разницу отправляли в Фонд национального благосостояния (ФНБ). В начале марта в нём находилось 8,2 трлн рублей — чуть больше 7% ВВП. Из этих данных и расчётов Кудрина следует, что средств ФНБ хватит примерно на два с половиной года.

При текущих низких ценах на нефть реальные доходы населения неизбежно сократятся, бедных в стране станет больше, добавил Кудрин.

Власти поднимут налоги

«Катастрофы не произойдёт, — пишет экономист Андрей Мовчан. — Однако надо понимать, что, если доллар будет стоить 72 рубля, а не 60, — это разница в 20%, которая транслируется примерно в 10-процентное удорожание потребительских корзин, потому что в отечественном производстве велика доля импорта. Поскольку это сопровождается существенным сокращением доходов бюджета, не стоит ждать компенсационных выплат или повышений зарплат бюджетников; напротив, скорее всего, ответом государства будет дальнейшее ужесточение налоговой политики».

Будет тяжелее, чем в 90-е

«В России однозначно будет кризис, — сказал «Секрету» руководитель аналитического департамента брокерской компании AMarkets Артём Деев. — Поскольку наша страна критически зависит от экспорта сырья, снижение спроса и низкие цены на него нам этот кризис гарантируют. А чтобы представить его масштабы, достаточно вспомнить 90-е годы прошлого века. Но всё будет тяжелее, так как население и бизнес имеют высокий уровень кредитной нагрузки».

Инвесторы отвернутся от России

«По нашим ощущениям, ситуация в России висит на волоске. Заявления (властей. — Прим. «Секрета») о том, что всё под контролем, просто неуместны», — отмечает директор аналитического департамента «Локо-Инвест» Кирилл Тремасов. — Подобные заявления — красная тряпка для инвесторов, которые получают сигнал, что никаких мер поддержки не будет».

По его оценке, последнюю неделю Россия выглядит одной из слабейших среди развивающихся экономик, даже несмотря на выдающиеся макропараметры (например, золотовалютные резервы России превышают размер внешнего долга).

«Но пока это не спасает! А как может спасти, если мы эти резервы не задействуем и они лежат мёртвым грузом? — рассуждает Тремасов. — Сейчас как раз удачный момент, чтобы показать инвесторам готовность использовать этот инструмент».

О чём говорят власти

«Ситуация в российской экономике находится под контролем», — заявил глава правительства Михаил Мишустин. В Центробанке заверили, что финансовая система России готова к внешним шокам лучше, чем в 2014–2015 годах.

После «чёрного четверга» 12 марта, когда мировые рынки пережили крупнейшее за 33 года падение, вице-премьер Андрей Белоусов заявил, что нефть «не падает», а просто «дёрнулась», и призвал «не делать проблему из каждого доллара за баррель».

На следующий день Белоусов признал, что России долго придётся жить в «новой устойчивой реальности» при цене нефти около $35 за баррель.

Если цены на нефть сохранятся, то вместо запланированного профицита бюджета в 0,8% ВВП России стоит ждать дефицит до 1%, признал министр финансов Антон Силуанов. Чтобы покрыть этот дефицит, придётся взять из ФНБ около 600 млрд рублей.

Что будет с рублем и экономикой России из-за обвала цен на нефть

Что произошло с нефтью и рублем

Читать еще:  Деньги под нотариальную расписку москва

Крах договоренностей ОПЕК+ о сокращении нефтедобычи привел 9 марта к сильнейшему с 1991 года однодневному падению цен на нефть Brent, от которых напрямую зависит состояние российской экономики. На минимуме стоимость фьючерсов на нефть марки Brent с поставкой в мае опускалась в понедельник, 9 марта, до отметки $31,02 за баррель, что почти на 31,5% ниже уровня закрытия торгов 6 марта. Таким образом, нефть вернулась на уровни начала 2016 года. Правда, тогда ситуация была еще хуже: баррель Brent опускался ниже $30 впервые с 2004 года.

К закрытию торгов 9 марта нефтяные котировки несколько увеличились, в результате по итогам дня цена барреля Brent составила $34,36 (+10% к минимуму дня). 10 марта стоимость Brent продолжила расти, на пике стоимость барреля поднималась до $37,38.

На фоне падения нефтяных котировок курс доллара к рублю на международном внебиржевом рынке Forex (валютные торги на Мосбирже 9 марта были закрыты в связи с выходным днем) подскочил на 8,6%, до 74,5 руб. После открытия 10 марта биржевых торгов стоимость доллара на Московской бирже взлетела до 72,99 руб. (+6,44%), евро — до 85 руб. (+9,66%). Однако затем курс рубля скорректировался, к 11:30 мск стоимость доллара на Московской бирже составляла 72,02 руб., евро — 81,98 руб.

Как долго нефтяной рынок будет на дне

Пока не ясно, сколько продлится период, когда цены на нефть будут ниже $40. Но аналитики считают, что на этот раз он может затянуться как минимум на несколько месяцев. Американский банк Goldman Sachs 8 марта опубликовал прогноз, согласно которому Brent будет стоить в среднем лишь $30 в апреле—сентябре 2020 года. Ценовая война России и Саудовской Аравии друг с другом и против американской сланцевой нефти может продлиться по крайней мере несколько месяцев, и Brent наверняка протестирует уровни января 2016 года — $30 и ниже, написал в обзоре глава аналитической компании Macro-Advisory Ltd Крис Уифер.

«Скорее всего, в диапазоне $30–40 мы проведем пару месяцев. Но к концу марта будет видно, кто и как будет наращивать добычу по факту», — сказал РБК аналитик IHS Markit Максим Нечаев.

На рынке сложилась редкая комбинация факторов — шок со стороны предложения (рост нефтедобычи), обратный шок со стороны спроса (снижение потребления из-за коронавируса) и отсутствие на рынке «стабилизирующего производителя» (swing producer), написал в Twitter Боб Макнэлли, основатель американской консалтинговой компании Rapidan Energy, специализирующейся на энергорынках. Последний раз такое «ужасное сочетание» было в начале 1930-х годов, на фоне Великой депрессии, и тогда цена нефти обвалилась до «центов за баррель», указал он.

Если вспышка коронавируса пойдет на спад, цены могут быстро скорректироваться и снова превысить $50 за баррель, однако если увеличатся риски глобальной рецессии, то цены останутся низкими, в районе $30–40, говорит старший аналитик «БКС Премьер» Сергей Суверов.

Когда Минфин начнет продажи валюты

Минфин, несмотря на выходной, уже сделал заявление, что начнет продавать валюту из резервов, поскольку нефтяные котировки опустились ниже заложенной в бюджете цены отсечения $42,4 за баррель по Urals. В понедельник дисконт российской нефти Urals к мировому сорту Brent превысил $3. В марте Минфин планировал закупить на рынке около $2 млрд иностранной валюты, но ЦБ 9 марта решил временно прекратить покупки валюты, осуществляемые в интересах Минфина.

С апреля ЦБ, скорее всего, начнет продажу валюты, если нефть Urals не восстановится хотя бы до $42,4 за баррель, отмечает в своем Telegram-канале директор аналитического департамента «Локо-Инвеста» Кирилл Тремасов.

По текущей конструкции бюджетного правила расчет операций производится исходя из планируемой цены на нефть, а не фактической. «Естественно, они [Минфин] могут мгновенно отреагировать, скорректировав прогноз по цене нефти», — утверждает экономист «Ренессанс Капитала» по России и СНГ Софья Донец, допуская, что продажа валюты может начаться уже во вторник, 10 марта.

Грозит ли что-либо российскому бюджету

Российский бюджет защищен от низких цен на нефть в отличие от периода 2014–2016 годов. По бюджетному правилу на обеспечение текущих расходов федерального бюджета направляются базовые нефтегазовые доходы (от нефти ценой до $42,4). В 2019 году базовые нефтегазовые доходы обеспечили около 25% суммарных доходов бюджета, следует из данных Минфина. Даже если цена нефти будет такой, как сейчас (около $33 по Urals), подстройка валютного курса частично скомпенсирует потерю нефтегазовых доходов в рублевом выражении. Минфин заявил, что ослабление национальной валюты на 1 руб./долл. относительно прогнозного уровня в бюджете (65,7 руб.) при прочих равных условиях (включая неизменную цену нефти) приводит к увеличению базовых нефтегазовых доходов на 70 млрд руб.

При текущем курсе (около 75 руб. за доллар) базовая цена барреля в рублях для обеспечения расходов бюджета меньше заложенной в федеральном бюджете примерно на 11%. У Федерального казначейства есть накопленные рублевые остатки прошлых лет — порядка 4,2 трлн руб. на 1 марта, сообщил Минфин. Если нефтяные котировки весь март пробудут на уровне ниже бюджетной цены отсечения, Минфину придется впервые продавать средства с валютных счетов в Банке России, а вырученные рубли направлять на финансирование бюджетных расходов. Однако валютных резервов — средств в Фонде национального благосостояния (ФНБ) и еще не переведенных туда средств на специальном счете бюджета — у Минфина точно хватит на несколько лет.

На 1 марта объем ликвидных средств в ФНБ и на спецсчете составляет более $150 млрд (10,1 трлн руб.), или 9,2% ВВП. По оценкам Минфина, этих средств достаточно для покрытия выпадающих доходов от падения цен на нефть до $25–30 за баррель в ценах 2017 года ($27–32 в текущих ценах) на протяжении шести-десяти лет. В сентябре 2019 года оценки Минфина были пессимистичнее: ведомство рассчитывало, что при таких же ценах на нефть валютных резервов хватит на четыре-пять лет. Но с того времени валютных сбережений накопилось еще больше, и в расчет добавился механизм демпфера, при котором нефтяники доплачивают в бюджет при низких ценах на нефть (допдоходы бюджета при цене $40 за баррель Минфин оценивал в 2 трлн руб. в 2019–2024 годах).

Чего ждать от рубля

Механизм бюджетного правила, сглаживающий колебания рубля при ценовой волатильности на рынке нефти, работает довольно успешно: при падении нефтяных котировок на 20–25% курс рубля падал 9 марта не более чем на 9%. Операции Минфина на открытом рынке по продаже валюты будут компенсировать сокращение притока иностранной валюты от экспорта нефти и нефтепродуктов, «оказывая стабилизирующее влияние на курс национальной валюты», заявили в Минфине.

Среднегодовой валютный курс при нефти по $30 составит 75 руб. за доллар, считает начальник Центра разработки стратегий Газпромбанка Егор Сусин. Правда, в моменте рубль может падать до уровня 85 руб. за доллар, если резко вырастет спрос на иностранную валюту со стороны населения и нерезидентов, которые хеджируют валютные риски, добавляет Сусин.

Если доллар будет стоить 75 руб., цена нефти для бездефицитного бюджета должна равняться $40 за баррель, оценивает Крис Уифер.

Бюджетное правило снизило, но не устранило полностью зависимость рубля от нефти, отмечает Софья Донец. По ее оценкам, при нефти по $40 средний курс доллара может составлять 74 руб., при нефти по $30 — около 84 руб.

Что произойдет с ценами

Ослабление рубля выгодно бюджету, но не нужно ни ЦБ, ни населению — оно ведет к росту цен и ускоряет инфляцию.

Импортные товары станут дороже для россиян из-за ослабления рубля. Это негативно скажется на реальных располагаемых доходах населения, которые только недавно вышли в положительную область. В интервью ТАСС в марте президент Владимир Путин уже заявил, что в 2014–2018 годах реальные доходы россиян снижались из-за «объективных причин», в первую очередь из-за падения цен на нефть.

Если ЦБ увидит риски инфляции выше таргета в 4% (в феврале 2020 года инфляция составила 2,3%), он может принять решение повысить ключевую ставку, которую до этого он снижал шесть раз подряд. Но пока с повышением ставки ЦБ спешить не стоит, считает Кирилл Тремасов, поскольку сейчас другая ситуация, нежели в 2014 году, во время обвала цен на нефть, — резервы больше, введено инфляционное таргетирование.

Что будет с экономическим ростом

Что будет происходить с российской экономикой при ценах на нефть $25–30, ЦБ описал в сентябре 2019 года в своем рисковом сценарии в «Основных направлениях денежно-кредитной политики на 2020–2022 годы» (.pdf). На тот момент этот сценарий выглядел чересчур пессимистично, но сейчас он уже более близок к реальности.

В рисковом сценарии предполагалось снижение цен на нефть до $25 за баррель в 2020 году, а в наиболее острой фазе кризиса — до $20. При реализации такого сценария в российской экономике наступает рецессия — ВВП падает на 1,5–2% в 2020 году. Инфляция же подскакивает до 6,5–8% из-за значительного ослабления рубля. ЦБ не приводил в своем рисковом сценарии прогнозного курса доллара к рублю, но исходя из опубликованных параметров курс может упасть до 80–90 руб. в пессимистическом варианте.

Читать еще:  Где найти деньги для бизнеса

В рисковом сценарии российская экономика может столкнуться с увеличением оттока капитала, предупреждал ЦБ. Экономический рост уходит в минус из-за снижения внешнего спроса на российские сырьевые товары и, соответственно, резкого сокращения экспорта. В 2019 году на фоне снижения средней цены нефти Urals с $70 до $63,6 российский экспорт сырой нефти снизился на 6% (до $121,4 млрд). При средней цене нефти $30 экспорт российской нефти в физическом объеме 2019 года снизился бы до $58 млрд.

Кроме того, падение цен на нефть снизит инвестиции в отрасли, что также отразится на ВВП. Вероятно, будут корректировки планов компаний, рассуждает аналитик Raiffeisenbank Андрей Полищук: только «Роснефть» точно будет наращивать добычу, но у нее много новых проектов, а у других компаний мало. Урезать инвестиции точно будет ЛУКОЙЛ, но не «Роснефть» и вряд ли «Газпром нефть», добавляет Максим Нечаев.

Новый виток падения цен на нефть поставит под угрозу планы президента Владимира Путина вывести экономику на траекторию роста 3% и выше после 2020 года, считает старший экономист Oxford Economics Евгения Слепцова. Еще в начале февраля правительство повысило прогноз по росту ВВП в 2020 году до 1,9%. У Oxford Economics изначально был примерно такой же прогноз, но сначала коронавирус отнял от него 0,4 п.п., а теперь падение цен на нефть сократит прогнозный рост еще на 0,4 п.п. — в итоге получается около 1%, сказала Слепцова РБК. Обещанный фискальный стимул правительства может прибавить порядка 0,1–0,2 п.п., но если ЦБ поднимет ставку на 50 базисных пунктов, то это практически нивелирует эффект фискального стимула, говорит она.

При этом в правительстве уверены, что имеющиеся ресурсы позволят выполнить все социальные обязательства, поручения президента по итогам послания Федеральному собранию, реализовать нацпроекты, сохранить макроэкономическую и финансовую стабильность, сказал 9 марта министр финансов Антон Силуанов.

«Тратить сейчас деньги — глупо»: Эксперт рассказал, что делать с заначкой во время кризиса

Знал бы прикуп, копил бы в долларах. В последние пару недель американская валюта подорожала почти на треть. А цена на нефть рухнула вдвое. Нашу страну спасает Фонд национального благосостояния. У Минфина можно кое-чему поучиться. Подобная подушка безопасности должна быть в каждой семье. Она позволит пережить экономический кризис. Но как ее правильно создать? И чем наполнить? Об этом « КП » рассказал Сергей Макаров, замдиректора Национального центра финансовой грамотности.

«НЕ ДУМАЙТЕ О ВИРУСЕ, УПРАВЛЯЙТЕ СВОИМ ПОВЕДЕНИЕМ»

— Сергей, сейчас все боятся заразиться коронавирусом. А мне кажется, стоит бояться другого – наступающего экономического кризиса…

— Ситуация действительно нестандартная. Она затрагивает две ключевые вещи. Первая — наше здоровье. Второе — наши деньги. Атака очень серьезная, поэтому и там, и там надо включать режим максимальной концентрации. Финансовый кризис наступает, это точно.

— Надолго он придет?

— Сейчас сложно сказать. Думаю, в финансовой сфере все будет успокаиваться от трех месяцев до полугода. Но все будет зависеть от распространения коронавируса. Поэтому гадать и прогнозировать нет смысла. Лучше управлять своим поведением.

— Каким образом?

— Например, следить за своими доходами и расходами. Если у вас уже есть привычка правильно распоряжаться деньгами, она вас и выручит. Если ее нет, самое время сформировать.

— Как именно?

— Во-первых, нужно начать с банальной записи того, на что вы тратите деньги. Это сейчас просто. Есть специальные мобильные приложения и есть сервисы в наших онлайн-банках. Почти все операции мы проводим по картам. Все эти покупки можно посмотреть и проанализировать. Второй шаг — нужно сократить ненужные расходы. Многим, кстати, помогла удаленная работа. Уменьшились траты на проезд, на бизнес-ланчи, кофе на вынос, посиделки с коллегами.

— Как сокращать расходы, если и так покупаешь только самое необходимое?

— Универсального совета быть не может. У всех своя структура расходов. В некоторых ситуациях очень сложно экономить. Это правда. Но есть один работающий механизм, который помогает всем — откладывайте до того, как начинаете тратить. Например, деньги поступили на счет, и вы сразу же часть денег переводите на пополняемый депозит. Откуда так просто их уже не вытащить. По статистике и по опыту до 10% от своих доходов любой человек может безболезненно отложить при любом образе жизни.

«ПОЛОВИНА – В РУБЛЯХ, ПОЛОВИНА – В ВАЛЮТЕ»

— На что нужно копить?

— Самое главное – на подушку безопасности. Если она есть – хорошо. Если нет – стоит ее создать и для этого попридержать деньги. Такой резервный фонд нужен, чтобы обезопасить себя и свою семью на случай потери доходов. Экономика сейчас будет перестраиваться. Отрасли станут менять структуру занятости. К примеру, туркомпании уже отправляют людей в бессрочные неоплачиваемые отпуска.

— Сколько денег должно быть в резервном фонде?

— От 3 до 6 месяцев расходов семьи. Но в нынешней ситуации лучше больше, чем меньше.

— Где его держать?

— Это должны быть надежные финансовые инструменты: депозиты или накопительные счета в банке. Лучше 50 на 50 в валюте.

— А если деньги уже есть, но в рублях. Стоит ли их сейчас перевести в валюту? Курс уже невыгодный…

— Курс может пойти в любую сторону. Поэтому я бы все равно купил валюту на половину денег, лежащих в заначке. Но делал бы это постепенно. Например, можно покупать немного валюты раз в неделю или раз в две недели. Такое усреднение снизит риски, что вы купите доллары в самый неудачный момент.

— А есть ли разница между долларом и евро?

— Разницы почти нет. Но именно сейчас лучше в долларах. Это исторически защитный актив. Спрос на него во время кризиса выше, поэтому и курс растет быстрее.

Сергей Макаров. Фото: Национальный центр финансовой грамотности

КАКИЕ ИНВЕСТИЦИИ ОКУПЯТСЯ

— Многие недавно потратили заначки на гречку и медицинские маски. С точки зрения личных финансов это правильное решение?

— Все зависит от того, насколько большие были покупки. В обычной жизни люди обычно выкидывают до 30% продуктов, потому что у них истекает срок годности. Если купили товары длительного хранения, тогда это нормально. Потому что цены на них могут вырасти.

— Говорят, и электронику тоже скупили…

— Это вполне разумно, если вы давно хотели обновить телефон или купить большой холодильник. Следующие поставки из-за более высокого курса будут дороже. Но если вы купили технику с целью перепродажи, такая «инвестиция» вряд ли окупится.

— А что правильнее перед кризисом: обновить технику в доме или оставить деньги в заначке?

— Эти вещи не нужно смешивать. Резервный фонд – неприкасаемый запас. Траты на технику – только сверх этой суммы. Часть денег должна лежать на всякий пожарный всегда, потому что ситуация в экономике нестабильная. Согласитесь, будет глупо, если кого-то уволят и он останется с новым телефоном, но без денег в кармане.

— Биржи упали. Многие говорят, что сейчас самое время становиться инвестором и покупать ценные бумаги по дешевке. Это так?

— Рынок действительно упал (на 30%. — Ред.). Но я не исключаю, что упадет еще сильнее. Нефть продолжает снижаться. Можно покупать отдельные акции и облигации, если вы видите в них потенциал. Но если и заходить, то постепенно — не всем капиталом. Как и в случае с долларом. И быть готовым к тому, что в ближайшие месяцы эти инвестиции будут убыточными. Ну и самое главное – резервный фонд на биржу отправлять нельзя. Он предназначен для другого и должен лежать только в банке.

ВОПРОС НА ЗАСЫПКУ

А с банками все в порядке будет?

— Вы говорите, что заначку лучше хранить в банках. А они выстоят в этот кризис? Может, стоит часть денег держать наличными?

— Сейчас ситуация сильно отличается и от 2008-го, и от 2014 года. У банков очень много денег (чистая прибыль – 1,7 триллиона рублей за прошлый год. – Ред.). Не вижу смысла брать и переводить деньги в наличные. Лучше открыть выгодный вклад и держать деньги там.

Минфин продаст валюту, чтобы компенсировать обвал цен на нефть.Федеральный бюджет России недополучил доходы

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ

Почему коронавирус во всех странах, а падает только рубль

80 рублей за доллар, до этой отметки опустилась российская валюта, – далеко не предел. Об этом «Комсомольской правде» заявил экономист Денис Ракша (подробности)

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector