S-p.su

Антикризисные новости
7 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Турбулентность рынка это

Турбулентные рынки

Понять нечто можно лишь на собственно опыте – так сказать, «пощупать» своими руками. Сорок лет назад, приступая к изучению турбулентности, я работал в Гарварде, поглощенный «хлопковым делом» и Нилом. На новую тему меня натолкнула лекция ванкуверского профессора Роберта У.Стюарта, накопившего много ценных данных по предмету. Исследователи оборудовали старую, списанную подводную лодку длинным «носом» , на конце которого закрепили звукозаписывающую аппаратуру. Затем проводили лодку сквозь бурные встречные течения, водовороты и вихри Пьюджет-Саунда, залива на тихоокеанском побережье Северной Америки. В результате собрали богатый материал о турбулентности в водной среде.

Почему же рынки турбулентны? Я ученый, не философ, поэтому могу лишь рискнуть сделать некоторые предположения. Одним возможным источником турбулентности выступает мир вокруг нас и, следовательно, вокруг рынков – то, что экономисты называют «внешними факторами». Вскоре после того, как в начале 1960-х годов я сосредоточился на самоповторении в масштабе и долгосрочной зависимости (двух основных признаках турбулентности), мне удалось обнаружить бесчисленные примеры во многих естественных и экономических явлениях, которые, в свою очередь, могут подсказать соответствующие структуры для цен. Например, я открыл характерные структуры самоповторения в масштабе (а именно переход от множества малых объектов к нескольким крупным) в размерах нефтяных месторождений по площади и по объему запасов. Разведанные запасы ряда злотых, урановых родников и алмазных копей в Южной Африке тоже самоповторяются в масштабе. Как и штормы с землетрясениями.

Можно представить себе следующую цепную реакцию. Погода влияет на урожай, а урожай определяет цены. Распределение природных богатств по земному шару – нефти, золота и других минералов – влияет на поставки, а значит, и на цены. Та же картина в бизнесе: размер фирм в отдельной отрасли – от могущественной Microsoft до легиона мелких компаний по производству программного обеспечения – самоповторяется в масштабе.

Концентрация ресурсов влияет на прибыль, что отражается на котировке акций. Конечно, строгого аналитика причинно-следственных связей в экономике такие объяснения не удовлетворят. Но если все же требуется какое-то «оправдание» колебаний рыночных показателей, то мои гипотезы хоть отчасти выглядят правдоподобно. Самоповторение в масштабе в экономической системе берет начало в колебаниях погоды, распределении ресурсов и промышленной организации и доходит до рынков, откуда идет обратная связь или встречное влияние.

Подобным же образом повсюду вокруг нас обнаруживается вторая характеристика турбулентности – долгосрочная зависимость. Рассмотрим для примера небольшую страну, такую как Швеция, в которой каждая крупная компания имеет прямые или опосредованные деловые контакты со всеми другими компаниями. Какие-то действия Volvo затрагивают Saab – скажем, первая выпускает новую модель автомобиля, отнимающую у второй рыночную долю. Saab наносит ответный удар, выпуская еще более прогрессивную машину, в которой глобальная система позиционирования ( GPS ) входит в стандартную комплектацию, а не служит дорогостоящей и заказываемой отдельно функцией. Тут же в процесс включается компания Ericsson , у которой растет сбыт приемников GPS . Круги от брошенного камня расходятся дальше, захватывая все новых и новых участников шведской экономики, постепенно «перекатываясь» на соседние Финляндию с Nokia и Норвегию с Statoil , и так дальше по всему миру, но постоянно уменьшаясь в размерах. Теперь представим себе такую же картину, но не в маленькой Швеции, а, допустим, в США. Насколько многочисленнее, сложнее и значительнее будут здесь последствия любого действия любой компании? Наконец, рассмотрим мировую экономику. Это уже комната, полная зеркал. Каждая компания отражает, искажает и ослабляет экономические «световые сигналы», возникающие по всему миру. Со временем сигналы ослабевают. Но могут пройти месяцы, годы или десятилетия, прежде чем сигнал станет слабым и далеким, почти незаметным. Так проявляется долгосрочная зависимость в экономике: каждое событие, независимо от его удаленности в пространстве или времени, отражается во всех других событиях.

Несомненно, такие рассуждения слишком умозрительны, поэтому я предпочитаю обойтись без них. Чтобы ездить на автомобиле, не нужно досконально знать всю его «начинку» и как она работает. Точно так же, чтобы инвестировать на рынках, достаточно знать, как ведут себя рынки, и необязательно – почему они ведут себя так. По сравнению с другими дисциплинами экономика характеризуется тем, что здесь теория часто обгоняет практику. Но я предпочитаю держать теорию «в узде» и придерживаться реальных данных и разработанных мною математических инструментов. Они позволяют мне объективно и математически описывать рынок как турбулентное образование. И пока наука о финансах не продвигается вперед, на вопросы как и почему ответы мы будем искать в нашем воображении.

Турбулентность рынка это

В. БУРЛАЧКОВ, доктор экономических наук, главный научный сотрудник ИЭ РАН, профессор Академии труда и социальных отношений

В настоящее время понятие «турбулентность» широко используется в сфере экономических исследований. Но его применение основывается не на разработанной теоретической и методологической базе, а лишь на интуитивном понимании. Турбулентность обычно трактуется как неупорядоченное движение, для которого характерны быстрая смена рыночных тенденций и сильные колебания экономических показателей.

В связи с этим возникает три вопроса: насколько правомерно использовать в экономике понятие «турбулентность»? Что следует понимать под турбулентностью хозяйственной системы? Какое значение имеет анализ экономических процессов для изучения турбулентности?

Экономическая динамика и турбулентность

Анализ изменчивости хозяйственной среды традиционно считается одной из важнейших задач экономической науки. Но исторически основное внимание экономисты уделяли выявлению закономерностей статических состояний хозяйственной системы.

В нобелевской лекции 1993 г. Д. Норт утверждал, что теории экономической динамики не существует. Действительно, традиционные подходы не позволяют объяснить волатильность процессов хозяйственной среды. В современной экономической науке под ней обычно понимается скачкообразное изменение статических состояний. Такой подход был характерен и для исследований XIX-XX вв.

Теории экономического роста в основном сводятся к определению набора факторов, определяющих равновесные состояния хозяйственной системы. Модель IS -LM (инвестиции — сбережения, предпочтение ликвидности — деньги), разработанная Дж. Хиксом на основе идей Дж. М. Кейнса, указывает на направление смены статических состояний при изменении процентной ставки и дохода. При этом предполагается сбалансированность спроса на деньги и их предложения, а также сбережений и инвестиций. Экономические мультипликаторы представляют собой инструменты анализа количественного изменения лишь отдельных показателей. Широко используемый в экономической науке системный анализ — это изучение статического состояния системы. Теория экономических механизмов (Л. Гурвиц, Р. Майерсон, Э. Маскин) рассматривает главным образом особенности функционирования рынков, в том числе при асимметрии информации, и возможности использования специальных институтов и процедур для

стр. 90
обеспечения рыночной стабильности. Но непосредственно проблемы динамики эта теория не затрагивает.

Для характеристики состояния экономической системы традиционно применяют балансовые соотношения «спрос — предложение», «доходы — расходы», «производство — реализация», «потребление — накопление», «сбережения — инвестиции». При этом основное внимание уделяют факторам достижения равновесия, но не факторам его нарушения. Таким образом, динамика экономической системы действительно изучена недостаточно.

По нашему мнению, экономическую динамику можно определить как совокупность процессов, протекающих с различной интенсивностью, влияющих друг на друга, совпадающих по направлению или разнонаправленных. В свою очередь, процесс представляет собой смену состояний, имеющую определенную скорость. Именно последняя отличает динамическое состояние от статического.

Теория экономической динамики изучает, во-первых, процессы, протекающие в хозяйственной системе; во-вторых, относительные скорости ее элементов, то есть разность темпов их динамики. В частности, изменение соотношения процессов заключения сделок (формирования обязательств хозяйствующих субъектов) и их исполнения при взаимных расчетах выступает основным фактором нестабильности. Для анализа динамики основное значение имеют не структурные, а процессные параметры экономической системы и соответственно процессный подход к ее функционированию.

Читать еще:  Конъюнктура товарного рынка маркетинг

Наиболее сложное проявление экономической динамики — высокая волатильность процессов, предопределяемая значительными различиями в темпах их протекания и направленности. Неустойчивость характерна прежде всего для процессов формирования цен, валютных курсов, биржевых котировок. Их изменения представлены во времени сложным, часто хаотическим движением. Но значительная изменчивость свойственна и другим экономическим процессам: формированию спроса и предложения на рынках факторов производства, потреблению и сбережениям, инвестированию, реализации продукции, проведению расчетов, формированию доходов и расходов бюджетной системы и др.

В экономической аналитике и научных работах сложилось понимание изменчивости как колебаний соответствующих показателей. Но ее можно представить и как сложное движение по спирали, или образование вихрей.

С появлением работ И. Пригожина по нелинейной динамике и созданием Б. Мандельбротом теории фракталов (геометрических фигур, обладающих свойством самоподобия и дробной размерностью)1 предпринимались попытки описать экономические процессы с помощью нелинейных уравнений, а также найти фрактальные структуры и законы подобия в рыночных переменных. На основе полученных результатов сейчас формируется следующее представление: экономика относится к системам,

1 Мандельброт Б. Фрактальная геометрия природы / Институт компьютерных исследований. М., 2002.

стр. 91
не интегрированным по Пуанкаре. Это означает, что в экономической среде постоянно возникают новые факторы, которые невозможно учесть на начальном этапе анализа и проведения прогнозных расчетов.

Проявление законов подобия и наличие фрактальных структур, то есть стабильности, возможны лишь в условиях устойчивости информационных процессов. Соответственно отсутствие фрактальных структур свидетельствует о нестабильности информационных потоков в экономике. В результате возникают непреодолимые в настоящий момент проблемы при моделировании экономических процессов и их прогнозировании.

Трудности изучения экономической динамики также связаны с недостаточной разработанностью методов анализа, позволяющих делать акцент на волатильности процессов хозяйственной системы. Одно из направлений развития таких методов — исследование турбулентности, что требует изучения процессов, обусловливающих формирование систем и эволюцию их конкретных элементов.

С методологической точки зрения актуален вопрос об использовании понятий «темп» и «скорость» при анализе экономических процессов. В отличие от скорости темп роста является безразмерным показателем.

В естественных науках скорость — важнейшая характеристика турбулентности. В физике она определяется как отношение величины пространственной протяженности ко времени. В химии скорость реакции есть изменение числа частиц вещества за единицу времени в единице объема, то есть она не имеет пространственной характеристики. Следовательно, нет универсального понятия скорости, что указывает на возможность ее расширенной трактовки в экономике — как соотношения темпов взаимосвязанных экономических процессов. Данный показатель представляет собой количественную меру взаимодействия динамических явлений и имеет большое значение для анализа причин возникновения турбулентных состояний.

Турбулентность в естественных науках и экономике

В естественных науках под турбулентностью понимается движение в сплошной среде, при котором наблюдается формирование вихрей в результате пульсации скоростей в отдельных локальных областях. В авиации зону высокой турбулентности называют воздушной ямой. Турбулентность возникает в потоках жидкостей, газов, жидких кристаллах, плазме, движении крови в сердце человека. Это явление также наблюдается в квантовых средах. Скорость турбулентного потока иногда представляют состоящей из средней величины и пульсационной составляющей.

Состояние турбулентности обычно определяют как хаотическое. Но такая трактовка недостаточно точна. Турбулентность проявляется как поле скоростей, то есть движение с разными скоростями элементов ранее единой системы. Эти элементы перемещаются не подобно частицам в броуновском движении, а проявляют пространственную организацию, образуют вихри.

стр. 92
На начальных этапах изучения турбулентности основное внимание уделялось передаче энергии от крупномасштабных вихреобразных структур к мелкомасштабным. Такая передача энергии приводит к потере устойчивости структур.

В 1960-е годы активно исследовали характеристики пограничных слоев и их роль в затухании турбулентности, а также значение вязкости жидкости для турбулентных процессов. В последние годы для объяснения турбулентности в естественных науках широко использовали две гипотезы — хаотических автоколебаний и хаотического аттрактора. Первая объясняет возникновение турбулентности системой обратных связей, распространяемых в средах протекания турбулентных процессов; согласно второй, формирование самовоспроизводящихся вихревых структур связано с наличием притягивающего множества. В настоящее время эти гипотезы не считаются перспективными. В естественных науках пока не решена проблема перехода от устойчивого (ламинарного) движения к турбулентному и обратно.

В работе Р. Мантенья и Г. Стенли предпринята попытка сравнить возникновение турбулентности в естественной среде с формированием цен на финансовые активы. Первый процесс представлен изменчивостью скорости ветра в атмосфере на высоте 6 м; второй — динамикой индекса S&P 500. Основной вывод этих авторов состоит в том, что процессы в двух различных сферах протекают внешне похоже, но имеют различные количественные характеристики2. Оба явления описываются степенным законом σ (Δt)

(Δt)υ, однако для изменения биржевого индекса величина υ = 0,53, следовательно, переменные не коррелированы. Для скорости ветра υ = 0,33, соответственно эти переменные антикоррелированы. Кроме того, в двух указанных процессах по-разному проявляется вероятность возврата к исходному состоянию.

На наш взгляд, проведенные Мантенья и Стенли сопоставления не корректны. Во-первых, формирование биржевого индекса происходит под воздействием игроков, стремящихся предугадать действия друг друга и провести контригру. Этот процесс информационно насыщенный и потому очень волатильный, но он не распадается на отдельные процессы, протекающие с различной скоростью. Не следует путать волатилъные процессы с турбулентными: первые характеризуются колебаниями в широких диапазонах; последним свойственно движение отдельных элементов с разной скоростью.

Сказанное относится и к скорости ветра. Сам по себе этот процесс волатильный, но не турбулентный. Лишь в определенных случаях в движении воздушных масс проявляется турбулентность, в частности в кружении листвы на мостовой под воздействием порывов ветра. Такое движение прерывистое и характеризуется появлением поля скоростей.

При анализе турбулентности исследователи сталкиваются с сочетанием двух видов движения: направленного по прямой и вращательного. Скорости этих движений различны. В гидродинамике скорость вихрей может составлять 0,5 — 0,7 от скорости потока, что позволяет высказать гипотезу об особой роли относительной скорости в турбулентных явлениях.

2 Мантенья Р., Стенли Г. Введение в эконофизику: Корреляция и сложность в финансах. М.: Книжный дом «Либроком», 2009. С. 118.

стр. 93
Устойчивость и турбулентность

В самом общем смысле под устойчивостью понимается сбалансированность процессов в хозяйственной системе. Это означает, что скорости протекания основных экономических процессов равны. Следовательно, относительная скорость конкретного процесса, то есть его динамика по сравнению с общей изменчивостью системы, нулевая. Исходя из этого динамичность хозяйственной системы можно трактовать как неравенство нулю относительной скорости конкретных экономических процессов.

Устойчивость характеризует статическое состояние хозяйственной системы. Ему присуща сравнительная пропорциональность изменения конкретных процессов, при этом относительная скорость отдельных элементов системы не выявляется. Но для турбулентности характерна такая ее величина, при которой наступает режим вихревого вращения. Ускорение движения одних элементов сочетается с замедлением относительной скорости других. Чем больше элементов системы приобретает относительную скорость, тем сильнее турбулентная динамика как прерывистое, вихревое движение.

При анализе турбулентности большое значение имеет максимальная скорость распространения взаимодействия (МСРВ) в системе. Лишь зная МСРВ, можно определить относительную скорость ее конкретных элементов. МСРВ является скоростью движения системы в целом.

В экономической системе взаимодействие конкретных элементов обеспечивается реализацией товаров и услуг. Именно скорость заключения сделок можно считать максимальной скоростью распространения взаимодействия в этой системе. Очевидно, она не совпадает со скоростью погашения обязательств. Можно записать следующее уравнение:

Читать еще:  Инфраструктура товарного рынка это

где: Cd — скорость заключения сделок (равна МСРВ); Cp — скорость погашения обязательств и соответственно исполнения сделок; k — коэффициент.

При k = 1 скорости заключения сделок и погашения обязательств равны. Соответственно их относительная скорость равна нулю, тем самым обеспечивается основное условие стабильности экономической системы. При k Похожие публикации: L Russia L World Y G

Публикатор:

Официальная страница автора на Либмонстре: https://libmonster.ru/Senatorov

Искать материалы публикатора в системах: Либмонстр (весь мир) • Google • Yandex

Что такое рыночная турбулентность?

Чтобы понять рыночную турбулентность и ее влияние на бизнес, стоит рассмотреть принципы турбулентности в природе, а также в науке и физике. В природе турбулентность характеризуется агрессивным или беспокойным поведением. Стоит вспомнить ураганы, торнадо, циклоны и цунами. Их определяющие характеристики – агрессивность, хаотичность и непредсказуемость.

Турбулентность всегда беспокоила физиков, поскольку ее так тяжело смоделировать и предусмотреть, несмотря на современное развитие и мощность обработки данных в суперкомпьютерах. Ученые разработали теорию хаоса, чтобы изучить, как могут разворачиваться события, принимая во внимание начальные условия и детерминированные предположения. Они могут показать, что небольшой начальный эффект может привести к экспоненциальному росту отклонений. Поведение динамических систем – систем, состояние которых со временем эволюционирует – кажется хаотическим, хотя хаотичность и не составляет их неотъемлемую часть.

26 декабря 2004 года большое цунами в Индийском океане, которое неистово кружило в воздухе и на воде, создало огромную турбулентность и разрушения в Азии. Хотя люди в Сан-Франциско или в самолете, который летел над Штутгартом, не чувствовали турбулентности, ученые давно предположили, что в действительности ее влияние в атмосфере чувствуется на расстоянии десятков тысяч миль от источника возникновения. В 1972 году Эдвард Лоренц, отец теории хаоса, в своей речи спросил: «Вызовет ли взмах крыла бабочки в Бразилии торнадо в Техасе?»

Фраза «эффект бабочки» основывается на идее, что крылья бабочки создают незначительные изменения в атмосфере, которые могут в конечном итоге изменить путь шторма, такого как торнадо, либо задержать, ускорить или даже предупредить наступление торнадо в определенном месте. В соответствии с теорией, если бы бабочка не махнула крыльями, траектория торнадо могла бы быть совсем другой. Ученые соглашаются, что бабочка может повлиять на определенные элементы метеорологических явлений, включая такие масштабные явления как торнадо.

Возникает вопрос – а как все это касается турбулентности в бизнесе. Прежде всего турбулентность в бизнесе определяется как непредвиденные и быстрые изменения во внутренней и внешней средах организации, которые влияют на ее деятельность. «Эффект бабочки» происходит, поскольку наш мир становится все более взаимосвязанным, взаимозависимым, и его «глобализация» ускоряется. Сегодня все народы, все правительства и все компании, каждый человек и каждая организация в мире взаимосвязаны на определенном уровне, и влияние турбулентности на одного из них будут определенным образом чувствовать другие в глобально связанной среде.

Чтобы лучше понять масштабы влияния турбулентности, сильной турбулентности, разрушительного хаоса и катастрофы, вызванные ими, достаточно проанализировать последние четыре месяца 2008 года, когда несколько триллионов долларов рыночной стоимости в реальном секторе экономики просто «испарились», оставив за собой руины для новоизбранного президента США и всего мира.

Фактически публичный распад инвестиционного банка Bear Stearns в марте 2008 года запустил «американские горки». После этого с сентября по октябрь 2008 года фондовые биржи мира лихорадило. В начале октября американский фондовый индекс S&P 500 потерял 22% стоимости лишь в течение шести торговых сессий!

24 сентября 2008 года глава Федеральной резервной системы Соединенных Штатов Америки Бен Бернанке, а затем и министр финансов Генри Полсон подали заявление в Конгресс США об одобрении антикризисного плана на 700 млрд долл. США (официально известен как «H.R. 1424: Акт 2008 года о чрезвычайной экономической стабилизации»). «Невзирая на усилия Федеральной резервной системы, министерства финансов и других органов, – сообщил Бернанке конгрессменам, – всемирные финансовые рынки остаются в чрезвычайно напряженном состоянии».

Через 10 дней на экстренном заседании, созванном руководителями четырех крупнейших европейских государств для преодоления кризиса, приобретающего угрожающие размеры, Жан Клод Трише, руководитель Европейского центрального банка, отметил: «Ничто в прошлом не напоминает то, что мы наблюдаем теперь. Мы переживаем события, которых не было со времен Второй мировой войны. Это период абсолютно исключительной неопределенности, которая требует ответов на события в государственном и частном секторах».

За историческим антикризисным планом на 700 млрд долл. для банковской отрасли Соединенных Штатов Америки появился антикризисный план Европейского центрального банка на 1,3 трлн долл. для банковской отрасли Европы, а впоследствии подобные меры были приняты центральными банками Австралии, Канады, Японии, Сингапура и многих других стран. Венгрия и Исландия выстроились в очередь за помощью от МВФ, а другие даже искали прямой помощи у стран, которые имеют много наличных, таких как Китай и Россия.

Но 29 сентября 2008 года – день, который навсегда запомнится как день финансового позора. Тогда на Уолл-стрит завершилась ошеломительная сессия с колоссальной потерей, когда индекс Доу-Джонса для акций промышленных предприятий за считанные минуты снизился более чем на 776 пунктов (и это было самое большее падение в истории) после того, как Палата представителей США не приняла антикризисный план.

Кредитные рынки остались закрытыми и замороженными, поскольку банки боялись предоставлять кредиты даже другим банкам. Следующие 8 дней убытков уничтожили приблизительно 2,4 трлн долл. в акционерной собственности. Дальше положение ухудшилось еще больше. Проценты по займам для банков и компаний опять увеличились, поскольку инвесторы искали спасения в казначейских векселях, несмотря на ранние признаки того, что правительство могло приобрести пакеты акций неблагополучных компаний, чтобы попробовать приостановить кредитный кризис. Стоимость кредита выросла даже для ведущих компаний: IBM согласилась платить 8% по тридцатилетним облигациям на сумму 4 млрд долл., в два раза больше, чем ставка, по которой одалживает деньги Федеральное правительство. А 10 октября «американские горки» внезапно остановились, когда рынок сделал поворот на 180 градусов, а индекс Доу-Джонса вырос почти на 900 пунктов меньше чем за сорок минут.

Оживление экономики мгновенно ослабило страхи в США, однако повлекло ажиотаж продаж в глобальном финансовом содружестве. Внезапно прежние хвастливые разговоры об отходе стран от экономики США начали казаться язвительными. Мир заполонили зловещие новости. Мировые акции резко упали в один из самых худших торговых дней за последние тридцать лет, несмотря на постоянные усилия правительства приостановить кризис.

24 октября 2008 года, когда мировые фондовые биржи потеряли около 10% в большинстве индексов, заместитель управляющего Банка Англии Чарльз Бин предупредил: «Это памятный кризис и, возможно, крупнейший в своем роде финансовый кризис в истории человечества».

3-6 ноября 2008 года Федеральная резервная система США снизила ставки до 1%, Банк Англии сократил свою ставку на 1,5-3%, а Европейский центральный банк снизил ставку до 3,25% – самый низкий уровень с октября 2006 года и агрессивный ответ на быстрое погружение региона в экономический спад.

24 ноября 2008 года правительство США оказало помощь Citigroup Inc., согласившись взять на себя большинство возможных убытков по активам с высоким риском в сумме 306 млрд долл. и вложить 20 млрд долл. нового капитала в крупнейшее спасение банка. А в течение недели, с 16 февраля 2009 года президент США Обама подписал свой знаковый план стимулирования экономики на 787 млрд долл. в дополнение к комплексу мероприятий по стимулированию жилищной отрасли на 75 млрд долл., пытаясь «запустить» экономику США и ключевую отрасль, которая поддерживает экономику.

Читать еще:  Производственная инфраструктура рынка

С того времени можно констатировать непредсказуемую и усиленную турбулентность в мире, который все более глобализируется. Стратегически переломные моменты будут происходить все чаще, а следовательно, компаниям придется быстрее их определять и быстрее реагировать на изменения в среде. Контрасты между бизнес-циклами в нормальное время и турбулентными экономиками приведены в табл. 1.3.

Таблица 1.3

Нормальная экономика против экономики новой нормальности

ПризнакНормальная экономикаЭкономика новой нормальности
Экономические циклыПредсказуемыеНет
Рост/резкий ростОпределяются (в среднем 5-7 лет)Непредсказуемые, изменчивые
Спады/кризисыОпределяются (в среднем 10 месяцев)Непредсказуемые, изменчивые
Возможное влияние факторовНизкоеВысокое
Общая структура инвестицийРасширяются, широкиеОсторожные, целевые
Отношение к рыночному рискуПринятиеИзбежание
Состояние потребителейУверенностьНеуверенность
Предпочтения клиентовСтойкие, эволюционируютОпасения, стремление к безопасности

Описывая турбулентность в контексте нормальной экономики против экономики новой нормальности, стоит определить фактическую сущность нормальной экономики. В истории бизнеса всегда присутствовала турбулентность как на макроуровне (общая экономика, местная, региональная или мировая), так и на микроуровне, то есть на уровне отдельной компании. Частные предприниматели и бизнесмены всегда жили с определенными уровнями турбулентности в бизнесе. Это нормально, и это часть нормальной экономики. В нормальной экономике прошлого экономические колебания, которые продолжались несколько лет, были существенным признаком. За последние 50 лет можно выделить два существенных колебания, которые характеризуют нормальную экономику. Первое – этот экономический рост, который продолжается в среднем от пяти до семи лет и который часто называют «рынком с повышением цен». Второе – это резкое падение рынка, которое продолжается в среднем десять месяцев. Его часто называют «рынком с падением цен» или иногда «рыночной коррекцией».

Эти два колебания были в значительной мере одинаковыми и несколько предсказуемыми в своем движении, несмотря на такие отклонения, как падение фондового рынка 19 октября 1987 года, день, известный также как «черный понедельник». До конца октября 1987 года все главные мировые рынки существенно ослабели. Индекс Доу-Джонса полностью восстановился только через два года; до сентября 1989 года рынок полностью восстановил свою стоимость, которую он потерял во время краха 1987 года. В течение даже этих двух лет восстановления, пока компании продолжали, как всегда, бороться с конкурентами, после начала экономического роста стало вполне понятно, или даже предсказуемо, что экономический рост будет продолжаться, он в значительной мере неослабный и непрерывный, пока не начнется следующая рыночная коррекция. Потом цикл начнется опять.

Нынешняя экономика с ее усиленной турбулентностью заметно отличается. Сегодня и в ближайшем будущем экономика новой нормальности – это больше, чем просто последовательность бизнес-циклов роста и спада, которые в конечном итоге привели бы к определенной предсказуемости бизнеса на макроуровне. Теперь можно ожидать больше великих потрясений и много болезненных падений, которые обусловят повышенные уровни совокупных рисков и неопределенности для компаний как на макроэкономическом, так и на микроэкономическом уровнях. В дополнение к ежедневным проблемам деятельности на постоянно конкурирующей арене и обычных бизнес-циклов лидеры бизнеса должны распознавать поток больших и малых препятствий, которые усложнят бизнес-планирование.

Усиленная турбулентность – это новая нормальность, которая требует от лидеров бизнеса и правительственных лидеров лучше понимать ее, полностью воспринять, а затем разработать новые направления и стратегии для ее преодоления, чтобы достичь успеха в ближайшие годы.

ГЛАВА 6 Турбулентные рынки. Предварительный обзор

Итак, мы подходим к решающему вопросу: если теоретики в течение столь долгих лет ошибались в отношении финансовых рынков, то как же нам теперь исправиться? Я предлагаю ответ, позаимствованный из необычной области, где дуют ветры.

Ветер — это классический пример одной из форм движения газообразной среды, так называемой турбулентности.

152 Часть II. Новый путь

Столь же неожиданно то там, то здесь на какое-то мгновение возвращаете! ровное движение воздуха. затем вновь порывы и турбулентность. и ororti ровный ветер. и снова буря. Находясь в реактивном лайнере высоко на1 землей, вы ощущаете это включение-выключение турбулентности как ущ ры по корпусу самолета, когда он то и дело наскакивает на восходящие 1 нисходящие потоки воздуха и вихри. Если же вы находитесь в неболышм самолете, более чувствительном к капризам ветра, то турбулентность дай о себе знать куда сильнее. Прерывистое движение воздуха, вызванное ту|| булентностью, показано на рис. 6.1. Эта иллюстрация взята из одной мое) статьи 1972 года [44].

Рис. 6.1. Турбулентный ветер в атмосфере

Диаграмма подлинного мультифрактального моделирования (Mandelbn 1972) переменной скорости ветра при его переходе в порывистое турбуле^ ное состояние и возврате в исходное. Видно, что пики и провалы собираюте| группы (кластеры).

Об этом явлении ученые знают уже давно. Так давно, что его значеЦ недооценивают. Мы наблюдаем турбулентность почти каждый день, котЦ взглянув на небо, видим плывущие по нему друг за другом кучевые обМ ка. И, рассматривая через телескоп знаменитое красное пятно на Юпитя тоже обнаруживаем турбулентность. Пропущенное через спектрометр! лучение пятен на Солнце вновь дает нам пример турбулентности. В на! дни благодаря телесъемке с воздуха мы даже в новостях можем увидеть Щ явления турбулентности: если нефтеналивной танкер терпит аварию, К кильватере за ним разлитая нефть образует на поверхности воды ужасцЛ но одновременно прекрасную картину завихрений и водоворотов. Знаке! с проявлениями турбулентности и связисты, называющие прерывистые d| налы (или колебания энергии) электронным «мерцающим шумом» — 1 порядочные и необъяснимые щелчки и потрескивания, которые, несм0

Глава 6. Турбулентные рынки. Предварительный обзор

на все предосторожности, вызывают ошибки передачи данных. В наблюдениях за турбулентностью художники опередили ученых. Мощь этого явления выразил Леонардо да Винчи.

Среди причин уничтожения имущества людей реки, как мне кажется, занимают первое место из-за вызванных ими мощных и яростных наводнений.

Против наводнений, к которым приводят переполнившиеся водой гордые реки, не помогают никакие ухищрения человеческой предусмотрительности; накатываются одна за другой бушующие и пенящиеся волны, которые вгрызаются в высокие берега, вода мутнеет от смытой с вспаханных полей земли, разрушает дома и выворачивает с корнем высокие деревья. Вниз по течению, к морю, как в свою берлогу, разбухшая река несет добычу — людей, деревья, животных, дома и почву, — смывая по пути дамбы и другие препятствия. Легкие предметы увлекает за собой, а крупные и тяжелые разрушает и опустошает; небольшие расщелины в грунте превращаются в мощные оползни, заполняющие низкие долины и несущиеся вперед разрушающей и безжалостной массой.

Подобную же турбулентность, часто разрушительную, мы наблюдаем на финансовых рынках. Это иллюстрирует диаграмма на рис. 6.2. Видно, насколько шаткой была сама неустойчивость фондового рынка на протяжении турбулентного двадцатого века. Сравнив эту диаграмму с предыдущей, хля атмосферного ветра, мы видим все те же постоянные «удары по корпусу самолета», резкую смену периодов бурного движения и тихой активности, прерывистость трендов, концентрацию крупных событий во времени. И невольно напрашивается сравнение небольшого самолета, «вибрирующего всем корпусом», когда он пробивается через турбулентный воздушный поток, с инвестором, нервно сжимающим кулаки до белизны костяшек и с замиранием сердца наблюдающим за скачками цен.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector