S-p.su

Антикризисные новости
2 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Развитие внутреннего рынка в россии

Развитие внутреннего рынка в россии

Экономика России
Автор Константин Гусев

Внутренний Рынок России

Внутренний Рынок зародился еще в условиях первобытнообщинного периода, после распада родовой общины и перехода ее в общину соседскую, то есть с появлением больших патриархальных семей, сменивших матриархальный род. Эти семьи с целью экономии своих затрат при производстве отдельной продукции стали прибегать к обменам с соседями. И чем больше становилось семей, и чем различными были их умения при производстве чего-либо, тем более выгодными становились обмены между этими патриархальными семьями. Разумеется, что вначале обмены были разовыми, затем стали более постоянными, совершаемые даже в определенное время и на определенном месте. Так зародились рынки, частые и относительно постоянные обмены, в основе которых изначально лежал прямой натуральный обмен. То есть ты мне рыбу, я тебе плоды, или ты мне плоды, я тебе дичь и тому подобное. С течением времени и в силу необходимости прямой натуральный обмен превратился в обмен посреднический, вначале с использованием продуктов-посредников (наиболее ходовых продуктов). Далее эти обмены (после появления товарного производства) переросли в обмены при помощи товаров-посредников, среди которых выделились наиболее удобные для оценки, хранения и перемещения. С развитием рыночных отношений, после появления и развития купечества, выделились наиболее удобные для хранения и оценивания товары-посредники — это драгоценные камни и благородные металлы (медь, серебро, золото), впоследствии названные деньгами.

Шло время, и естественные, натуральные деньги превратились сначала в бумажные, а далее и в условные деньги, которые и обеспечивают сегодня практически все обмены на внутренних Рынках государств. Нам надо помнить только о том, что потеряв свою натуральность, нынешние деньги потеряли и ряд своих свойств, и в первую очередь это возможность из длительного сохранения и накопления из-за неустойчивости своей меновой стоимости, которая при определенных условиях может упасть до нуля. С появлением бумажных денег мы столкнулись и таким понятием как инфляция, которая не могла быть в условиях использования в рыночной экономике натуральных денег. Благодаря праву выпускать бумажные деньги (эмиссиям) банки и государство приобрели, и сильнейшее право глобально влиять на свой Внутренний Рынок, обладая возможностью обесценивать любые денежные накопления своих граждан, предприятий и организаций. Сегодня реально почти нет смысла хранить долго любые бумажные деньги, если за них не выплачивается процент за хранение, например в банке, который как минимум должен быть не ниже уровня инфляции. В противном случае деньги надо пускать на приобретение земли, зданий, сооружений, других продуктов длительного использования или пускать в деловой оборот для получения прибыли и прироста капитала.

Внутренний Рынок — это Рынок, который ограничен чем-либо от других рынков, как территориально, так и законодательно, имеющий свои определенные правила игры, и конечно же, свою валюту (деньги). Чаще всего под внутренним Рынком подразумевается внутренний Рынок определенного государства. Хотя нам надо понимать, что сегодня практически один внутренний Рынок может располагаться на территории нескольких государств, объединенных едиными правилами игры на Рынке для всех его игроков, например, Внутренний рынок ЕЭС. В тоже время территория крупных государств может быть условно поделена на ряд региональных внутренних Рынков, отличием у которых могут быть просто наличие разных природно-климатических, природно-ресурсных, трудовых, финансовых и иных условий, ставящих, например, соседних игроков в неравные условия. Желает того государство или нет, но подобные Рынки образуются либо сами собой стихийно, либо с умышленным или неумышленным участием правительства.

Для примера, можно привести всем известный Московский Рынок, который значительно отличается от ближайших региональных Рынков, не говоря уже обо всех прочих Рынков России (Дальневосточный, Сибирский, Калининградский и т.д.). Являясь во многом искусственно созданным центром всех российских финансовых оборотов, Москва приобретает автоматически и центр большей части товарных оборотных операций. Специфика Московского Рынка заключается в том, что подчас даже соседние регионы не производят товарообменные операции напрямую, а вынужденно совершают этот процесс через Москву. Совершать подобные действия диктует всем движение денежных потоков, ибо большая часть крупных банков, бюджетных средств находится и оседает в Москве. Например, нефть и газ добывается за тысячи километров от Москвы, а почти все деньги, выручаемые за эти товары оседают в Москве, сами же регионы нефте-газодобытчики при этом остаются нищими, с изгаженной экологией и забытой социальной инфраструктурой. Подобные перекосы в экономике внутренних Рынков далеко не лучшим образом влияют на хозяйственное развитие страны в целом. А, во-вторых, данное действо вряд ли можно отнести к Рыночной экономике как таковой, ибо это называется просто финансовый монополизм. Однако антимонопольный орган о таком даже и не задумывается, считая очевидно, что монополизм финансовый не относится к товарному монополизму, а потому это не их дело.

Внутренний Рынок состоит из множества различных местных Рынков с различными условиями торговли, видами товаров и финансовым (денежным) обеспечением, которые выливаются в различные отношения спроса и предложения. На условия объединения местных рынков в Единый Внутренний рынок влияют также наличие (отсутствие) транспортных магистралей, условия связи, наличие (отсутствие) собственных, местных производителей по тем или иным продуктам, составу и денежной обеспеченности покупателей, общего уровня экономического развития территории, развития социальной инфраструктуры и так далее. Внутренний рынок далеко не так однороден, как, возможно считают те, от кого зависит его развитие. Стоит обратить внимание на то, что развитие Внутреннего рынка в большей степени зависит от покупательной способности населения, а не наличия денег в банках, как считает, например, правительство и законодатели России. Наличие денег в банках совсем не означает, что деньги будут и у населения, которое в основном обеспечивает спрос, то есть дает зеленый свет производству для его развития, наращивания. Если будет необходимый совокупный спрос, то производители и без особой помощи банков будут в состоянии развиваться. А вот, если спрос мал, то и банковские деньги не нужны производителям. Это стоит всегда помнить тем, кто слишком печется о банках, и совсем мало о производителях, и еще меньше о населении, главном толкателе развития экономики. Увы, в России, как впрочем, и во многих других государствах, у которых Россия, к сожалению, учится, действуют в ущерб, развитию экономики, угнетая доходы основного населения в угоду банковской и олигархической кучке лиц, оберегая их от кризисов, подстраивая под них законы, прощая им крупные неуплаты налогов и так далее. Обычных граждан будут преследовать за неуплату налогов на 100 рублей, а богатым прощают неуплату налогов в 100 миллионов рублей. Вот она, какова экономическая политика Российского государства. Малоимущие платят все, богатые только столько, сколько считают нужным. Конечно, же в таких условиях, хорошего развития государство не получит, ибо богатые как вывозили за границу получаемые доходы (в разных видах) от использования Российских природных и трудовых ресурсов, так и будут это делать впредь, разве что будут выбирать иные страны для этого. Да, собственно, ни какой возврат денег (капиталов) из-за границы не изменит ситуацию в Российской экономике, если не поменяется сама система развития экономики, отношение власти к малому и среднему бизнесу, к монополизму, к системе налогообложения и так далее. В противном случае, ни чего не измениться на Внутреннем рынке России, а , значит и в развитии экономики. Россия так и будет приращивать ВВП на уровне 0,5-1,5 процента в год, хотя могла бы 7-10 процентов, при условии смены общего курса в управлении экономикой. Необходимо взять за основу развитие в первую очередь своего Внутреннего рынка, а не «помощь» развитым государствам в виде поставок дешевого сырья и использования их валют, как для обеспечения внешней торговли, так и хранения своего «золотого запаса».

Читать еще:  Анализ рынка рабочей силы

Хлебные лабазы на берегу Москвы-реки близ Москворецкого моста. Гравюра с картины Делабарта. Конец XVIII в.

Рост числа городов (за время с 1725 г. по начало XIX столетия — в два раза, с 336 до 634), подъем ремесленного и мануфактурного производства, отрыв от земледелия большого числа крестьян, превращение ряда сел в промышленные центры — все это вызывало быстро растущий спрос на хлеб и другие сельскохозяйственные продукты со стороны неземледельческого населения.

В нечерноземных губерниях уходило на заработки от 20 до 35% всего мужского населения, что увеличивало численность потребителей покупного хлеба.

Житницей России в середине XVIII в. были центрально-черноземные районы, особенно Белгородская и Воронежская губернии, а к концу столетия — и Среднее Поволжье. Отсюда хлеб вывозился в Москву и Петербург, в Ярославль, Кострому.

Продавцами хлеба выступали и помещики и крестьяне. Помещики продавали хлеб и другие сельскохозяйственные продукты с целью увеличить свои денежные доходы.

Большинство же крестьян продавало хлеб, необходимый им для собственного потребления, потому что для уплаты оброка и подушной подати, для покупки соли и промышленных изделий им необходимы были деньги.

Отрыв крестьян от земледелия и домашних промыслов способствовал расширению емкости внутреннего рынка для промышленных товаров. В крестьянское и помещичье хозяйство, вытесняя изделия домашних промыслов, постепенно проникает продукция крупных металлургических заводов и мануфактур, производивших полотно.

Обе эти отрасли промышленности, с давних времен поставлявшие большую часть своей продукции за границу, в связи с расширением внутреннего рынка стали выпускать и предметы широкого потребления.

Читать еще:  Производственная инфраструктура рынка

Развитие внутреннего рынка проявляется в росте числа ярмарок и торжков, которых в 70-е годы XVIII в. насчитывалось свыше 1600.

Цепь ярмарок протянулась от Кяхты и Иркутска на востоке через Ирбит, Троицк и Макарьевскую ярмарку до Свенской и Киевской — на западе, от Макарьевской в Поволжье до Архангельской и Петербургской — на севере и северо-западе.

Воротилами на внутреннем рынке становятся торгующие крестьяне не только из государственных, но и из числа крепостных. Дворяне не препятствовали торговле своих крестьян, но облагали их, как и крестьян-мануфактуристов, высоким оброком.

Все больше втягивалась во всероссийские рыночные связи Украина, Белоруссия и Новороссия.

На ярмарки в Ромнах, Полтаве и других городах Левобережной Украины, устраиваемые по четыре-пять раз в году, большими партиями поступала изделия русских мануфактур, особенно железо, краски, инструменты, бумага.

На рынки центральных и северных губерний России Украина поставляла стекло, сукно, зерно, скот, кожу. Огромное значение в сбыте товаров на внутреннем рынке Украины принадлежало чумакам (торговцам солью и рыбой), обозы которых направлялись на юг, в Причерноморье, и на север, в великорусские губернии.

Растущая межобластная торговля способствовала усилению экономических связей между отдельными частями самой Украины: Гетманщиной (Левобережьем), Слобожанщиной (Слободской Украиной) и Запорожьем.

Эти же процессы наблюдались и в прибалтийских провинциях Российской империи — Эстонии и Латвии. В Лифляндии ярмарки происходили в 34 пунктах. Крупнейшая ярмарка в Дерпте (Тарту) привлекала не только прибалтийских, но и русских купцов.

На рынках Эстонии и Латвии продавались русское железо, медь, кожи, меха. Во внутренние районы России Эстония и Латвия вывозили стекло и изделия из него, парфюмерию, скот и т. д.

Прибалтийские помещики употребляли значительную массу товарного зерна для производства водки, которую они поставляли в Петербургскую и Псковскую губернии.

Расширение всероссийского рынка требовало дальнейшего развития путей сообщения.

В 50-е годы производятся работы по усовершенствованию Вышневолоцкой системы; строится новый канал, соединяющий Каму с Вычегдой и Северной Двиной. Для торговли еще большее значение имел гужевой транспорт.

Летом и особенно зимой по проселочным и столбовым дорогам двигались бесконечные обозы. Разрасталась сеть грунтовых дорог, прокладывались первые шоссейные дороги, тракты.

Громадной протяженности Охотский тракт прорезал всю Россию с запада на восток, от Петербурга и Москвы до тихоокеанского порта Охотска.

В целом, однако, состояние путей сообщения, особенно гужевых, было неудовлетворительным серьезно тормозило рост внутреннего товарооборота.

История России

Развитие внутреннего рынка и рост внешней торговли в XIX веке

Рыбинская пристань. Рисунок И. Белоногова. 1830 год.

В связи с развитием капитализма в сельском хозяйстве и в промышленности усиливалась хозяйственная специализация экономических районов страны.

Товарное земледелие получило преимущественное распространение в черноземных губерниях центра, Причерноморья и Нижнего Поволжья, хотя житницей России продолжал оставаться центральный черноземный район (в Курской, Орловской, Тамбовской, Воронежской и Пензенской губерниях производилось до 40% всего хлеба, поступавшего на рынок).

Базой товарного скотоводства являлись степные окраины Юга и Юго-Востока. В северных и западных губерниях были распространены посевы технических культур, особенно льна. Сахарная свекла производилась главным образом на Украине.

Промышленное производство России сосредоточивалось в основном в нечерноземных губерниях, где возникали целые районы крестьянских товарных промыслов и росли центры мануфактурной и фабричной промышленности. Важнейшей базой металлургического производства оставался Урал; старые «замосковные» заводы и отдельные предприятия на севере имели второстепенное значение.

Отправление поезда по дороге Москва — Петербург 12 сентября 1851 года. Литография Е. Яковлева.

Таким образом, к середине XIX в. окончательно определилось деление Европейской России на две особые хозяйственные полосы, граница между которыми проходила примерно по течению Оки. К югу от нее производилась основная масса идущих на рынок продуктов питания и промышленного сырья. К северу наибольшее развитие получили мелкое товарное промышленное производство и крупная обрабатывающая промышленность. Рост товарооборота между сельскохозяйственными и промышленными губерниями становился необходимым условием дальнейшего экономического развития страны.

Во внутренней торговле крепостной России крупнейшая роль принадлежала ярмаркам, количество которых возросло за первую половину XIX в. с 3 тыс. до 4,3 тыс., а общий годовой оборот их достиг 230 млн. руб. Главным центром торговли промышленными изделиями являлась Макарьевская ярмарка, перенесенная в 1817 г. в Нижний Новгород, обороты которой в середине XIX в. определялись в 45-50 млн. руб. Ведущее место в торговле продуктами земледелия и скотоводства принадлежало Украине, где насчитывалось до 1750 ярмарок с общим оборотом до 70 млн. руб.

Наряду с этим по мере роста населения городов заметно увеличивалось значение городской торговли. Постоянная торговля только одной Москвы в 1840 г. исчислялась более чем в 50 млн. руб.

Развитие внутреннего рынка все же отставало от роста товарного производства в сельском хозяйстве и в промышленности. Массовый спрос на рынке со стороны основного потребителя товаров — закрепощенного крестьянства — увеличивался незначительно. Серьезным тормозом развития внутреннего обмена в стране было также исконное российское бездорожье.

Главными средствами доставки товаров в России в первой половине XIX в. продолжали оставаться старинные формы водного транспорта и гужевые перевозки. Действовали они медленно и ненадежно. Хлеб нового урожая из черноземных губерний Поволжья доставлялся в Петербург не раньше начала навигации следующего года. Первое шоссе между Петербургом и Москвой открылось только в 30-х годах XIX в., и до 1850 г. шоссейных дорог было построено не более 5 тыс. верст.

Строительство пароходов и железных дорог в России началось на самом раннем этапе истории парового транспорта. Первый пароход плавал по Неве в 1815 г., и в начале 20-х годов пароходы появились на Каме и Волге. В конце 30-х годов была сооружена «опытная» железная дорога между Петербургом и его пригородом Павловском. Однако другие проекты железнодорожного строительства встретили ожесточенное сопротивление крепостников и не были осуществлены.

Читать еще:  График глубины рынка

Только с конца 40-х годов XIX в. начались рейсы коммерческих пароходов на Волге и велось строительство трех крупных железных дорог: Петербург — Москва, Варшава — граница с Австрией (на Вену), Петербург — Варшава. В середине XIX в. закончены были только две первые дороги, и общая протяженность русских железных дорог не превышала одной тысячи верст. В области парового транспорта крепостная Россия резко отстала от капиталистических стран.

Одновременно с развитием, хотя и медленным, внутреннего рынка росла и внешняя торговля. За первую половину XIX в. вывоз товаров за границу возрос с 75 млн. до 133 млн. руб., а привоз — с 53 млн. до 130 млн. руб. Основную массу экспорта составляло сельскохозяйственное сырье, прежде всего лен, пенька, льняное семя, шерсть, сало, кожи. Вывоз хлеба заметно увеличился (до 30—35% общей стоимости русского экспорта) лишь со второй половины 40-х годов в связи с отменой «хлебных законов» в Англии и неурожаями в странах Западной Европы. Промышленные товары, преимущественно ткани и металлические изделия, вывозились за пределы России в ограниченном количестве (3—4% общей суммы экспорта), почти исключительно в Китай, Среднюю Азию, Иран и Турцию. В русском импорте до 50% составляло промышленное сырье и готовые изделия.

Крепостная Россия в мировой торговле выступала одним из главных поставщиков продуктов питания и сырья для промышленных стран Европы, в первую очередь для Англии, поглощавшей свыше 40% всего русского экспорта.

При всем этом первостепенное значение для экономического развития имел внутренний рынок страны. Емкость его уже для первой четверти XIX в. определялась почти в 1 млрд. руб. и во много раз превышала обороты русской внешней торговли. К тому же внутренний спрос в России был сравнительно более устойчив и постоянен, а размеры внешней торговли резко колебались в зависимости от военно-политической обстановки, от таможенной политики государств и т. д.

Развитие внутренней торговли и предпосылки всероссийского рынка

В продуктах сельского хозяйства были заинтересованы все города России, особенно центральной ее части. Размах торговли хлебом, начинающаяся специализация различных районов позволяют выделить предпосылки складывания всероссийского рынка, окончательное оформление которого относят к XVII в.

Происходило углубление общественного разделения труда. Ремесленное производство перерастало в мелкотоварное и было сосредоточено в городских центрах. По данным XVI в. на княжеских дворах работали сапожники, плотники, гончары, специалисты-оружейники и серебряных дел мастера. В штате Новгородского Софийского дома упомянуты шесть плотников, шесть хлебников, колесник. Были мукосеи, пивовары и кузнецы. Упомянуты иконники и котельники. Ремесленники Волоколамска обслуживали Иосифо-Волоколамский монастырь. Монастырские нужды не обеспечивались только работой оброчных людей, а требовали наемного труда. Ремесленники делали из конопли масло, романовские «полстовалы» выделывали войлок, болдинские портные мастера шили шубы. Среди расхожих специальностей этого времени седельники, кожевники, свечники, оконничники.

В городах, где концентрировалось вольное ремесло, некоторые исследователи насчитывают 186 видов ремесленной квалификации и еще 34 различных специализаций в пищевой промышленности. Нарастающая товарность ремесла породила узкую специализацию, а с ней дробность ремесленных профессий в XVI и XVII вв. Скорняки делились на белочников, бобровников, душечников. Производство кошельков и сумок породило профессии калитников (делали калиты), кошельников, сумников, мошенников (изготавливали мошны). Оружейниками становились стрельники, бронники, сабельники, секирники и т.д.

Лидирующими были ремесленные профессии, связанные с производством одежды. В крупных городах — Новгороде и Пскове — существовали специальные ряды: холщевные, сермяжные, шубные. Есть упоминание о терличных, однорядочных, кафтанных и кошурочных. Из лавочных книг Новгорода явствует наличие колпачного, шапочного, шляпного, красильного и белильного рядов.

Упомянуты незамысловатые сечки для капусты и «чеки» дверные, замки нутряные и вислые, «чеки железные с железными кобками, на собаки». Псков и Новгород имели специальные ряды — котельные, в которых продавали медные изделия.

Быстроразвивающимся в товарном отношении видом ремесла было деревообрабатывающее производство. Широко развилось гончарное производство: в Новгороде был Гончарный конец, в Москве — Гончарный квартал. В Ярославле в документах упоминаются «гончарные дворы».

Расходные книги многих монастырей свидетельствуют о размахе изготовления икон. Условно покупку икон оптом именовали «вымениванием» икон. В списках упоминаются 16 образов «Бориса и Глеба» в честь Б. Годунова, 22 образа Троицы на золоте и на красках с указанием затрат Болдинского монастыря на покупку этих икон в Москве.

Наряду с продажей готовых товаров рынок требовал большого количества полуфабрикатов. Лен традиционно был широко распространен, а имеющиеся данные указывают, что продавали его в трепаном виде. В псковском материале второй половины XVI в. упомянуты трепальни, а новгородские документы свидетельствуют, что в 1586 г. здесь работало 149 льняников. В виде полуфабрикатов поставлялись пенька, топленое сало. Любопытен документ, описывающий топление сала для продажи иноземцам «ворванья или китового, или моржовья, или белужья».

Предпосылкой образования всероссийского рынка было выделение промышленных центров местного произ­водства. Вблизи железорудных центров сырья возникли Серпухов, Устюжна-ЗКелезопольская, повидимому, Новгород. На рынке по всей стране ходили дешевые ножи из Приуралья, Перми, вологодское «гвоздье сапожное». Скотоводческие районы породили массовое выделывание кож. В Новгороде большинство из 1000 занятых в кожевенном производстве проживало в слободе Кожевники. Казань, Серпухов входят в число кожевенных центров. Вологда давала на рынок «нарочитую дубленую кожу». Хорошее мыловаренное производство было налажено в Борисоглебске, Костроме и Вологде. Признанной по всей России текстильной ремесленной столицей в XVI в. был Можайск. Он поставлял сукна, овчины обычные и опушечные. Волоколамский, Болдинский монастыри приобретали в Можайске сукна на рясы и свиты, овчины серые и белые.

Вотчинное ремесло, доморощенное и слабо технически оснащенное, постепенно сдавало позиции. Происходило ускоренное отделение ремесла от сельского хозяйства.

В обществе, где существовали замкнутые формы феодального хозяйства, нарастала потребность в вольном труде. К примеру, появился вольный рынок предметов военного снаряжения. Работные люди, служившие в Волоколамском монастыре, не могли полностью обслужить монастырское хозяйство, поэтому нанимались плотники, каменщики. Во второй половине XVI в. Павлов-Обнорский монастырь пользовался услугами вольных кожевников, овчинников, ткачей и кузнецов.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector