S-p.su

Антикризисные новости
0 просмотров
Рейтинг статьи
1 звезда2 звезды3 звезды4 звезды5 звезд
Загрузка...

Контроль над рынком

Контроль над рынком

Следует заметить, что государственная политика в отношении монополий была противоречива, демонстрировала как примеры их прямой поддержки, даже стимулирования (например, в Германии начала века), так и наступления на попытки установить частный контроль над рынком. Постепенно последнее направление становится безальтернативным. Государственное вмешательство в экономику США и Западной Европы имеет одной из своих ключевых задач укрепление конкурентных начал.

Организованное противодействие государства частным монополиям началось в США после принятия в 1890 году Закона Шермана. Это был первый административный акт, за ним последовали другие. Антимонопольные законы и соответствующая политическая практика распространилась и в других государствах. Основные направления антимонопольной политики можно систематизировать.

Это, во-первых, ограничения, связанные со структурой производства: ни одна корпорация не может контролировать более 40—50% производства того или иного продукта.

Во-вторых, крупнейшим юридическим лицам (корпорациям, относящимся к первой тысяче) запрещается держать в своих руках более или менее существенную долю акций других предприятий.

В-третьих, собственно антикартельное законодательство, запрещающее «бесстыдные сговоры» по поводу повышения цен

Эти законодательные направления обрастают сетью постановлений, имеющих довольно широкий диапазон толковании, разную степень строгости. Вывести провинившихся олигополистов «на чистую воду» нелегко. П. Са-муэльсон замечает, что если несколько крупных фирм сталкиваются с одной и той же проблемой, то они «могут, даже не встречаясь, не перезваниваясь и не переписываясь, молчаливо выработать такую линию поведения, которая исключает острую конкуренцию в области цен». В 1946 году Верховный суд США установил, что олигопо-листы в производстве сигарет могут быть признаны виновными в установлении цен, даже если явный сговор отсутствовал.

Не всегда удачными являются методы борьбы с монополизмом. Повинных в злоупотреблениях с ценами можно, например, облагать налогами. Возможно, что в конечном счете монополия лишится сверхприбыли. Ее получит государство. Но необходимого для населения снижения цен и увеличения товарного предложения здесь не произойдет.

Несмотря на встречающиеся до сих пор попытки корпораций обойти юридические нормы, на Западе накоплен большой опыт антимонопольной, политики, причем достаточно часто проводимые меры затрагивают интересы самых влиятельных деловых кругов. Так, например, в 1957 году Верховный суд США пришел к выводу о том, что Дюпон незаконно контролирует «Дженерал Моторс» и предписал Дюпону освободиться от принадлежавшей ему части акций автомобильного концерна. Если бы над олигополистами не висела постоянная опасность судебных расследований, благосостояние граждан США находилось бы, по мнению некоторых американских экономистов, на значительно более низком уровне.

Любопытен опыт антимонопольной практики, накопленный Европейским Союзом. Еще в Римском договоре о создании ЕЭС (1957 г,) были определены незаконность прямого или косвенного установления монопольных цен на всей территории Сообщества ограничения производства, сбыта и источников снабжения, дискриминация партнера или навязывание ему дополнительных условий. Контроль за соблюдением правил свободной конкуренции был возложен на Комиссию Европейского сообщества. Этот исполнительный орган имеет право налагать штраф (до 1 млн экю), лишать незаконные соглашения правовой силы. За год Комиссия рассматривает 25—30 случаев подобных нарушений.

В документах ЕЭС подчеркивается забота о малых и средних предприятиях — носителях здоровых конкурентных начал, адаптационной способности, новаторства. Однако на территории Сообщества множатся слияния и поглощения, возникают новые мощные корпорации. В 80-е годы число ежегодных слияний возросло вдвое, причем каждое пятое из них приходилось на компании с оборотом более 10 млн экю. Вновь и вновь, таким образом, воспроизводится среда потенциальных возможностей для монопольного контроля над рынком.

Изучение опыта зарубежного антимонопольного регулирования представляет для нас несомненный интерес. Но мы имеем дело с монополизмом особого рода — монополизмом государственных структур, непотопляемых и способных проводить квазиприватизацию и квазидецентрализацию, возрождаясь при этом подобно птице Феникс в новом оперении. Очевидны здесь попустительство или даже прямая поддержка местных властей. Скрываясь от расследования, наши структуры используют методы частных монополий Запада: связи с правительственными чиновниками, взятки и т. д. Делу может помочь создание соответствующего законодательства, осуществление квалифицированной реорганизации монопольных структур.

При рассмотрении основ рыночной экономики мы проанализировали ее общие признаки, механизм взаимодействия составляющих элементов. Исторически развиваясь, рыночная экономика приобретает различные формы проявления, национальную специфику.

Мы обнаруживаем, таким образом, что главным критерием различий между разными видами рыночной экономики выступает степень и формы государственного вмешательства в экономическую жизнь.

Переход от централизованной к рыночной экономике многотруден. Избавление от груза «коллективной воли», психологической привязки к ней требует времени. Но главный порок командной системы состоял в том, что она не могла ориентироваться на удовлетворение потребностей человека, ибо даже просто учесть их многообразие было невозможно.

Пока что переходное состояние нашей экономики не выходит за рамки государственно-капиталистического. Василий Леонтьев, объясняя механизм действия рыночной экономики, приводит пример с яхтой в открытом море. Чтобы она двигалась, нужен ветер, который наполняет паруса, но для того, чтобы корректировать движение, нужен руль. Применительно к экономике, ветер — это материальная заинтересованность производителя, а руль — это государственное регулирование. Но для того чтобы государственное регулирование рынка состоялось, должен существовать рынок, т. е. сам предмет регулирования. В переходный период экономическая политика может способствовать формированию рыночного хозяйства, поощрять этот процесс, а для этого снимать административные зажимы и очищать русло для полноводного потока.

Неопределенность рыночной среды

Пределы планирования

Возможности планирования в экономической организации предприятия ограничены рядом объективных и субъективных при­чин. Рассмотрим наиболее важные из них.

Любая экономическая организация, будь то западная фирма или российское предприятие, в своей деятельности неизбежно сталкивается с неопределенностью. Фирма не обладает достаточ­ными (полными) данными о своем настоящем и будущем, она не в состоянии предугадать все изменения, которые могут произойти во внешней среде. Планирование и является одним из способов «прояснения» внутренних и внешних условий деятельности. То есть планирование — это инструмент преодоления неопределенности. Там, где есть планирование, неопределенность сокращается.

Читать еще:  Экономические законы рынка могут сделать невыгодным

Однако любой, даже самой мощной фирме не по силам полно­стью устранить неопределенность, а значит, целиком спланировать свою деятельность. Ведь устранить неопределенность — значит уст­ранить сам рынок, разнообразие несовпадающих интересов и дей­ствий субъектов рынка. Конечно, фирмы стремятся упорядочить свои внешние отношения путем вытеснения воздействий рынка на свою деятельность, и такие усилия приносят определенный успех.

Контроль над рынком может осуществляться несколькими спо­собами. Среди них:

• контроль над спросом;

• создание предпринимательских сетей.

Вертикальная интеграцияозначает, что планирующая орга­низация присоединяет путем слияния или поглощения фирмы-поставщики и/или фирмы-клиенты. То есть объединяются фирмы, входящие в состав единой технологической цепочки. Таким обра­зом, внешние сделки превращаются во внутрифирменные. В ре­зультате фирма получает элементарную гарантию постоянных и стабильных поставок сырья, капитала, рабочей силы, а также регу­лирует затраты на приобретение нужных экономических ресурсов.

Вертикальная интеграция давно и хорошо известна россий­ской экономике. В советский период вертикальное интегрирование проводилось принудительно, на основе директивных действий цен­тральных управляющих органов. Так был создан знаменитый АПК — аграрно-промышленный комплекс СССР, объединивший сельскохозяйственные предприятия и организации, перерабатыва­ющие сельскохозяйственную продукцию. Отличалась вертикальная интеграция советского типа от вертикальной интеграции в услови­ях рынка тем, что имела своей целью усиление централизованного управления экономикой, создание более жесткой и взаимоувязанной хозяйственной структуры в рамках всего народного хозяйства, в то время как вертикальная интеграция рыночного типа служит делам отдельной фирмы, хотя эффект в обоих случаях достигается тот же — сужение сферы действия рыночных законов.

* Охотно используют вертикальную интеграцию современные российские фирмы. Так, крупная коммерческая организация, занимающаяся продажей энергоресурсов, становится совла­дельцем ряда нефтяных месторождений, то есть предпри­ятий-поставщиков. *

Кроме того, применяя вертикальную интеграцию, фирма со­кращает свои трансакционные издержки, то есть затраты на заклю­чение рыночных сделок.

Но возможности вертикальной интеграции по преодолению не­определенности ограничены. Во-первых, вертикальная интеграция всегда связана с крупными размерами предприятия, точнее, с круп­ными размерами для данного конкретного рынка: фермер в Ростов­ской области не может включить в свой производственный цикл большой Ростовский машиностроительный завод, поставляющий сельхозмашины, поскольку в одиночку не может воздействовать на уровень цен и объем производства этого масштабного завода. В то время как это машиностроительное предприятие могло бы присо­единить к себе, например, завод по выпуску электрооборудования для комбайнов.

Во-вторых, разрушая рыночные отношения, вертикальная ин­теграция сводит на нет положительные эффекты конкуренции: стремление предприятий к снижению издержек и повышению каче­ства продукции, выбор наилучшего из поставщиков или клиентов и связанное с этим укрепление конкурентоспособности и устойчи­вости рыночного положения предприятия. Устраняя конкуренцию и ее результаты, экономическая организация ухудшает не только со­стояние дел на рынке в целом, но и собственное положение, снижа­ет свой хозяйственный потенциал. Поэтому многие деловые фирмы в последние десятилетия отказываются от вертикальной интегра­ции, заменяя внутренние сделки более эффективными рыночными сделками.

Контроль над спросом.Контроль над спросом означает, что фирма в состоянии контролировать объем реализуемой продукции путем разнообразного влияния на спрос. Один из вариантов контроля над спросом — установление монопольного влияния на рынке. Фирма, которая является крупнейшим поставщиком товара, может самостоятельно регулировать объем спроса и конструировать реак­цию покупателей на свою продукцию.

* В условиях монополизма советского периода многие потре­бители с гордостью утверждали: «Наше мороженое — самое вкусное в мире». Не исключено, что в этом утверждении бы­ла большая доля правды. Однако верно и то, что такая реакция покупателей была вызвана невозможностью сравнивать различные марки отечественного и импортного мороженого. В пользу этого предположения говорит тот факт, что сего­дня, когда на рынке появились разнообразные сорта ино­странного мороженого, большая часть покупателей, не­смотря на цены, предпочитает именно его. *

Однако монопольная власть над спросом достаточно неустой­чива и недолговременна, как это, в частности, показал приведен­ный пример. Противодействуют монопольному контролю над спро­сом неизбежно возникающие силы конкуренции (так, у каждого то­вара могут появиться заменители-субституты), с одной стороны, и антимонопольная деятельность — с другой.

Более эффективный и устойчивый источник воздействия на t спрос — маркетинговая деятельность фирмы, то есть не грубое дав­ление на спрос, а приспособление фирмы к потребительским нуж­дам и настроениям. Но и в этом случае силы конкуренции не по­зволяют установить целиком планируемые и абсолютно устойчивые отношения с потребителями.

Контрактные отношения.Более надежным способом устра­нения неопределенности и получения возможности планировать свою деятельность являются контрактные отношения. Они получи­ли очень широкое применение в экономиках развитых стран мира. К началу 90-х годов более 2/3 всех товарных сделок в западном ми­ре имели контрактный характер. Упомянутый здесь ростовский фермер, как и другой некрупный предприниматель, не в состоянии осуществить вертикальную интеграцию и тем более монопольный

контроль над рынком. Также невелики его возможности в полном масштабе реализовать комплекс маркетинга: от дорогостоящих ис­следований рынка до громкой рекламной кампании. А вот контракт может оказаться для него полезной и эффективной формой преодо­ления неопределенности, как, впрочем, для предприятия любого вида и масштаба деятельности.

Смысл контрактных отношений заключается в том, что потен­циальный производитель сначала находит покупателя продукции, которую он способен произвести, и уже затем, после соответствую­щей подготовки, производит товар. Сделка между потенциальными покупателем и продавцом оформляется контрактом, в котором уста­навливаются цены и объемы поставляемой или покупаемой про­дукции на достаточно длительный период времени.

Контракт выгоден для обоих участников сделки. С одной сто­роны, существенно снижается риск произвести и не продать. Кон­тракт позволяет составлять предварительные планы производства, обеспечения его необходимыми ресурсами, финансовые планы (в крупной фирме — планы научно-технических исследований). С дру­гой стороны, априорный характер сделки позволяет наиболее точно и тонко учесть запросы потребителя. На смену массовому произ­водству приходит выпуск продукции по индивидуальным заказам. Возможности учета индивидуальных особенностей заказчика на высокотехнологичном производстве повышают применение гибко­го, легкоперестраивающегося (модульного) оборудования, компью­терных систем. Первые образцы продукции, выпущенные по инди­видуальным заказам, появились в автомобильной промышленности.

Читать еще:  Признаки идеального рынка

На единой поточной линии каждая машина собирается и ос­нащается по-разному — в соответствии со вкусами будущего вла­дельца: число вариантов по 20-40 видам отделки и оснащения дос­тигает многих сотен.

Контракты на основе применения высоких технологий не ме­нее важны предприятиям в российской экономике, чем фирмам из передовых в техническом смысле стран, так как в силу интернацио­нализации рынка российские предприятия вынуждены вступать в конкуренцию не только, а иногда и не столько с отечественными, сколько с западными и восточными конкурентами, а следовательно, ориентироваться на не менее низкий, чем у конкурентов, ypoвeнь технологии. Из экономик, позднее других вступающих на рыночный путь развития, выживают те, которые применяют лучшие, наиболее совершенные виды технологии. Это позволяет снижать издержки до уровня конкурентных, создает более привлекательное качество товара, которым российские производители особенно не отличаются.

В целом контрактные отношения являются достаточно близкими, органически присущими российским фирмам, особенно государственным и приватизированным, у которых еще не разрушена сложившаяся в предыдущий период система долговременных связей со своими поставщиками и клиентами. Причем большая час этих связей в советское время носила неформальный, неофициальный характер, а значит, определялась реальными потребностями экономических организаций.

Заключение контрактов придаст отношениям российских фирм более упорядоченный характер, повысит ответственность каждой из них за выполнение условий сделки, потому что любое нарушение контракта может повлечь за собой судебные санкции.

Но, как и другие способы увеличения пределов планирования контракты не являются абсолютным и универсальным средством поскольку не устраняют риска, связанного с невыполнением обязательств одной из сторон. Причины невыполнения — воздействий всех факторов внешней среды, в том числе природных и политических стихий. Традиционно более надежными партнерами являют крупные фирмы.

Предпринимательские сети. Фирмы могут уменьшать несопределенность внешней среды, используя, помимо контрактов, такт форму взаимодействия, как предпринимательские сети. Предпринимательские сети объединяют фирмы, которые экономически интересованы друг в друге, на основе гибких взаимоотношений, сотрудничества, построенного на доверии. От вертикальной интеграции, например, основанной на жестких иерархиях, предпринимательские сети отличаются независимостью и свободой действ каждого из звеньев сети, фирмы-участницы сохраняют свою экономическую и юридическую самостоятельность. От обычных рыночных сделок отношения в рамках сети отличаются тем, что они подкрепляются не силами закона, а морально-этическими нормами, отношениями доверия.

Первоначальной основой для образования сети является еди­ная технологическая или коммерческая цепочка, объединяющая фирмы, или отношения субподряда. Сети позволяют получить пре­имущества, которые дает вертикальная интеграция, и вместе с тем дают возможность сохранить выгоды гибкой, хорошо адаптирую­щейся к изменениям внешней среды структуры.

К конкретным преимуществам сетей относятся: быстрое рас­пространение и создание новой, необходимой для фирмы информа­ции, ускорение внедрения нововведений, разделение риска между участниками сетей.

Каковы перспективы предпринимательских сетей в российской экономике? В течение ближайшего периода они проблематичны, по крайней мере в крупных масштабах. Ведь в основе существования таких сетей лежат взаимное доверие предпринимателей, их готов­ность к открытым действиям, обмену достоверной информацией. А в обстановке неустойчивого российского рынка довольно характер­ным является стремление многих предпринимателей использовать временные преимущества, предоставляемые конкретной ситуацией, в ущерб остальным партнерам.

Однако в условиях динамичного развития экономики создание предпринимательских сетей в России — дело не очень далекого бу­дущего.

Итак, каждый из перечисленных факторов — вертикальная ин­теграция, контроль над спросом, контрактные отношения, пред­принимательские сети — снижает воздействие неопределенности на фирму и раздвигает границы применения планирования.

Не нашли то, что искали? Воспользуйтесь поиском:

Контроль над ценами

Контроль над ценами – это государственный контроль относительно ценовой политики, существующей на рынке товаров и услуг.

Этот контроль государства над ценами проводится согласно с нормами законодательства. Осуществление такого контроля является видом вмешательства государственного управления в механизм функционирования рыночных тенденций относительно политики ценообразования. Такое же вмешательство в виде ценового контроля может осуществляться и другими субъектами управления системой функционирования рынка. Таковыми могут быть большие монопольные образования, имеющие непосредственное влияние на протекание рыночных процессов.

Роль вмешательства в рыночные процессы

Вмешательство любых управляющих структур способствует сбоям механизмов функционирования рынка, что влечет за собой некоторые изменения касательно финансовой политики. Подобные изменения по своей сути являются разрушающими факторами рыночной экономики. В качестве примера подобных процессов можно привести действие командно–административной модели управления, которое повлекло за собой разрушение системы функционирования рыночных отношений и кризисный застой в экономике.

Каким образом проводится государственное регулирование ценовой политики?

Обычно подобное регулирование предусматривает принудительные меры по установлению цен на товары и услуги. Как правило, эти меры исходят из государственных интересов и влекут за собой установление цен, которые были бы гораздо ниже изначальных, запрашиваемых самыми фирмами–изготовителями. Такая ценовая политика сопровождается соответственной политикой налогообложения и, как следствие, уменьшением уровня доходов частных предпринимателей. За счет вычислений налогов и разницы от установления новых цен происходит наполнение государственных фондов с перспективой социальных выплат населению.

Реализуя методы контроля над ценами, государство пытается установить относительный баланс между материальным положением различных категорий населения и уменьшить существующий финансовый разрыв. Однако жесткое государственное вмешательство в рыночную политику частных предпринимателей не дает желаемых результатов и не способствует урегулированию материальных аспектов и стабильности.

Читать еще:  Емкость рынка доля рынка

Последствия политики ценообразования имеют тенденцию проявляться в дефиците определенных видов товаров на рынке, что провоцирует экономический застой, вызванный прекращением функционирования отдельных предпринимательских единиц, сокращение штата сотрудников, проблему дефицита рабочих мест и т. д.

Эффективны ли методы контроля над ценами?

Проведение такой политики не решает проблемы бедности отдельных слоев населения и не способствует развитию экономики. Вместе с тем, повышается уровень спекуляции и развивается теневая экономика. Недостающие в свободной продаже товары приходится искать на теневых рынках и платить за них в несколько раз больше, чем на обычном рынке. Процесс стабильного функционирования рынка нарушается за счет того, что принудительное снижение цен не соответствует ценообразованию на закупку продуктов сырья для производства, которое себя не окупает.

Последствия политики контроля над ценами

Государственный контроль над ценами провоцирует развитие теневой экономики практически во всех сферах производства. Поставленных целей такая политика не добивается, за то существенно увеличивается уровень производственных правонарушений и финансовый дефицит в бюджетных фондах, поскольку теневая экономика не предусматривает соответственных налоговых отчислений. Все это приводит к более глубокому развитию кризисных явлений во всех сферах жизнедеятельности. Возникает напряженность в социальной сфере, наблюдается нехватка финансов, образование очередей на недостающие товары, подорожание производства товаров первого употребления, социальное недовольство действующей политической системой.

Как установить контроль над рынком финансовых деривативов

В предыдущей колонке мы говорили о том, как деривативы стали финансовым оружием массового поражения. Бурному расцвету рынка производных активно содействовали США. В частности, впервые на американском рынке деривативы превратились из хеджирующих контрактов в универсальный финансовый инструмент, позволяющий оптимизировать банковскую отчетность, минимизировать налоги и, главное, манипулировать уровнем подлежащего контролю риска. В 1987 г. Федеральную резервную систему США возглавил Алан Гринспен, который практически совершил революцию, развив институт внебиржевых деривативов, радикально преобразивший финансовый мир. Суть этого преображения заключалась в том, что к наличным деньгам и кредитным обязательствам, составлявшим ранее двухуровневую модель экономики, добавился третий уровень, который по отношению ко второму уровню, кредитному, стал играть ту же роль, которую сами кредиты играли по отношению к наличным и безналичным долларам. Это привело к парадоксальному преображению всей банковской системы, заключающемуся в том, что долги фактически получили статус наличности или товара в межбанковских расчетах.

Американские законодатели также сделали все возможное, чтобы не мешать рынку деривативов набирать обороты. Так, принятый в 2000 г. закон дал возможность вывести большинство кредитных деривативов из-под контроля федеральных органов США. Когда рынок в 2008 г. обвалился, эта непрозрачность доставила много хлопот финансовым организациям. В частности, МВФ в начале октября 2008 г. оценивал убытки по кредитам и секьюритизированным активам в США в $1,4 трлн. У небольшого лондонского подразделения финансовых продуктов страховой компании AIG объем рискованных активов, прежде всего деривативов, составлял около $500 млрд; в значительной мере из-за потерь этого подразделения чистый убыток AIG в 2008 г. составил рекордные в мировой истории $99,3 млрд, а в 2009 г. – еще $12,2 млрд.

Очевидно, что рынок внебиржевых деривативов нуждается в срочном установлении адекватного контроля, а надутый на нем пузырь необеспеченных обязательств – в постепенном сдувании. И, по всей видимости, финансовые власти США всерьез взялись за регулирование рынка внебиржевых производных финансовых инструментов (ПФИ).

В мае 2009 г. Комиссия по ценным бумагам и биржам США (SEC) инициировала первый случай расследования в отношении одного из хедж-фондов касательно инсайдерской торговли кредитными дефолтными свопами (CDS). Угроза проверок деятельности, связанной с рынком деривативов, нависла и над рядом других фондов. В рамках ужесточения регулирования рынка ПФИ в августе 2009 г. администрация президента представила в конгресс законопроект, предусматривающий регулирование внебиржевых деривативов. Он, в том числе, вводит специальные требования к прозрачности рынка, а также механизмы предотвращения манипулирования торговлей деривативами, мошенничества и других злоупотреблений.

Законопроект разделяет регулирование внебиржевого рынка деривативов между SEC и Комиссией по срочной биржевой торговле (CFTC). В частности, свопы и кредитные деривативы на ценные бумаги будут регулироваться SEC, а свопы и кредитные деривативы на индексы и другие внебиржевые продукты (включая процентные, валютные и товарно-сырьевые свопы) будут регулироваться CFTC. Также федеральные банковские регуляторы продолжат осуществлять надзор за определенными банковскими продуктами (как определено в Commodity Futures Modernization Act of 2000). Несмотря на такое разделение регулирования, ожидается применение унифицированного подхода на рынке со стороны SEC и CFTC.

Но этот законопроект до сих пор не принят. Частично требования по ужесточению регулирования обращения внебиржевых деривативов вошли в Закон Додда-Фрэнка о реформировании финансового сектора, принятый конгрессом в июле 2010 г. Этот закон, в частности, предусматривает перемещение операций с ПФИ на биржи, увеличение суммы обеспечения, использование центрального контрагента для снижения риска и повышение прозрачности отрасли за счет ужесточения требований к предоставлению отчетности в центральные депозитарии. Закон Додда-Фрэнка также предусматривает отделение торговых операций с наиболее рискованными деривативами от основной деятельности банков за счет выведения операций с ними в отдельное юридическое лицо. Это положение также распространяется на иностранные банки (вместе с филиалами), работающие в США.

В заключение необходимо отметить, что уже после 2008 г. на деривативах заработали даже те инвесторы, которые считались их противниками. Так, Berkshire Hathaway, принадлежащая миллиардеру Уоррену Баффетту, за IV квартал 2010 г. заработала $222 млн на деривативах, которые ранее Баффетт называл «финансовым оружием массового поражения». Как пояснил сам инвестор, он использует деривативы как средство заработать на рыночных дисбалансах.

Автор — старший менеджер по налоговому и юридическому консультированию КПМГ.

Ссылка на основную публикацию
Adblock
detector